Ворошилов и Будённый противились перевооружению Красной Армии

Кантор Юлия Зораховна:

Наиболее компетентные из советских военных руководителей понимали неизбежность скорого столкновения (причём в той самой коалиции, которая сложилась в годы Второй мировой войны) и поэтому доказывали необходимость скорейшего перевооружения Красной армии, в то время как так называемые «конники» вроде Ворошилова и Будённого этому всячески противились.

Согласно архивным данным, прежде всего использованным в справочнике Николая Симонова «Военно-промышленный комплекс СССР в 20–50 годы» в СССР в 1929–37 гг. было произведено 20 440 танков, из них 562 тяжёлых и средних (больше чем во всех остальных странах мира вместе взятых!) и 18 289 самолётов (в том числе около 8 тысяч истребителей и бомбардировщиков). Может быть «компетентные военные руководители» делали это вопреки наркому обороны Клименту Ворошилову и инспектору кавалерии Красной армии Семёну Будённому? Но вот «компетентных» во главе с любимцем Кантор замнаркома обороны Михаилом Тухачевским расстреляли и что? В 1938–40 гг. оборонка выдаёт ещё 8046 танков (в том числе 356 тяжёлых и средних), 8435 бомбардировщиков и 10 733 истребителя. Одновременно по предложению Ворошилова сокращается кавалерия. Если в 1937 году Красная армия имела 32 кавалерийские дивизии, то к началу Великой Отечественной войны их осталось всего 13, причём каждая располагала 64 танками и 18 бронеавтомобилями.

А как же знаменитая цитата Ворошилова с требованием «навсегда покончить с вредительскими «теориями» о замене лошади машиной», которой так любят трясти его обличители? Она подлинная, но неполная. Перед вырванным из контекста фрагментом из выступления на XVII съезде ВКП(б), Ворошилов обличает работников Наркомата земледелия в снисходительном отношении к «вредительской «теории» о том, что механизация сельского хозяйства, внедрение тракторов и комбайнов заменят лошадь, а в ближайшем будущем и полностью освободят от необходимости использования тягловой силы в сельском хозяйстве». То есть маршал возмущался сокращением конского поголовья в колхозах, а жулики от истории обвиняют его в стремлении подменить конницей танки и мотопехоту.