Сталин не хотел освобождать Варшаву и оставил Модлинский плацдарм

Храмчихин Александр Анатольевич:

1 августа, когда советские войска подошли к восточному пригороду Варшавы (он называется Прага), а немецкая администрация польской столицы готовилась к эвакуации, Бур-Комаровский, имевший в своём распоряжении 20 тыс. бойцов, начал восстание. Силы восставших быстро увеличились вдвое за счёт горожан, к 6 августа бóльшая часть Варшавы была под контролем восставших.

Однако Гитлер сдавать город не собирался и приказал подавить восстание. Чем и занялись направленные в Варшаву части СС. Среди них особо отличилась бригада Оскара Дирлевангера, состоявшаяся из уголовников, идейных карателей и восточных добровольцев. Даже их коллеги из других подразделений СС считали действия бригады слишком жестокими. Восставшие испытывали всё более острый дефицит продовольствия, медикаментов, боеприпасов, а тяжёлого вооружения вообще не имели. Грузы, сбрасывавшиеся самолётами британских ВВС, никоим образом не спасали положения, тем более что далеко не все они попадали в расположение повстанцев. А советские войска, подошедшие к Варшаве вплотную, вдруг остановились.

Безусловно, у этой остановки были объективные причины. Операция «Багратион», как уже было сказано, оказалась слишком триумфальной, 1-й и 2-й Белорусские фронты прошли гораздо бóльшее расстояние, чем предполагалось изначально. Войска устали, коммуникации растянулись, сопротивление немцев всё более усиливалось. Тем не менее, до начала восстания Ставка планировала наступать и дальше. А потом вдруг передумала.

Лишь 29 августа войска 2-го Белорусского фронта начали форсировать реку Нарев к северу от Варшавы, создав на западном берегу несколько плацдармов. 11 сентября части 1-го Белорусского фронта двинулись в направлении Праги (той, что пригород Варшавы) и к 14 сентября её заняли (до начала варшавского восстания захват Праги планировался на 5–8 августа). Теперь польская столица, где восстание всё ещё продолжалось, находилась на другом берегу Вислы по отношению к нашим войскам. Советские артиллерия и авиация начали оказывать повстанцам непосредственную огневую поддержку, самолёты советских ВВС начали сбрасывать им оружие, медикаменты и боеприпасы. Более того, 15 сентября 3-я пехотная дивизия Войска Польского, усиленная советскими артиллерийскими частями, начала форсировать Вислу.

Эти факты, казалось бы, снимают с нас подозрения в том, что Москва сознательно не хотела помогать восставшим, политические позиции которых её категорически не устраивали. Однако то, как была проведена операция форсирования, подозрения возрождают. Почему была задействована всего одна дивизия, хотя в районе Праги у нас стояли три армии? Немцы довольно быстро сбросили её назад в Вислу. Из 2614 человек, переправившихся на западный берег, погибло и пропало без вести 1987.

Невольно напрашиваются аналогии с англо-канадским десантом в Дьеппе. В августе 1942 года 6 тыс. морских пехотинцев высадились на французское побережье, попытавшись захватить порт Дьепп. Операция закончилась провалом, потери десанта превысили 50% личного состава. Большинство историков считает, что Лондон таким образом показал Москве, что открытие Второго фронта — дело безнадёжное. Пусть Сталин больше его не просит. Двумя годами позже Сталин, видимо, устроил «Дьепп на Висле», показав Лондону, что сделал всё, что мог, да не вышло. Спасти повстанцев невозможно. Кроме того, Иосиф Виссарионович запретил самолётам союзников, сбрасывавшим грузы войскам Бур-Комаровского, совершать посадку на советских аэродромах.

2 октября восставшие капитулировали. Погибло 225 тыс. повстанцев и жителей Варшавы, город был почти полностью разрушен. Армия Крайова понесла огромные, невосполнимые потери. Город был освобождён лишь 17 января 1945 года, в начале Висло-Одерской операции.

Интересно, что во второй половине сентября в 30 км к северу от Варшавы 14 советских дивизий из состава 47-й и 70-й армий яростно штурмовали крепость Модлин — бывший Новогеоргиевск! Тот самый! Это наступление практически ничего не дало, модлинский плацдарм, временно захваченный нашими войсками, был затем ими оставлен. В январе 45-го мы прекрасно обошлись без него. Зато, возможно, именно этих 14 дивизий и не хватило для взятия Варшавы.

Нет сомнений, что со стороны лондонского правительства и собственно Лондона операция «Буря» была мероприятием крайне циничным. Фактически, с помощью советских войск в Варшаве предполагалось посадить антисоветскую польскую власть, заодно заведомо пролив реки польской крови (даже если бы восстание оказалось успешным, потери среди повстанцев и горожан были бы огромными). Очень высокой была вероятность прямой конфронтации между Армией Крайовой, которая бы приобрела в этом случае официальный статус ВС Польши, и Войском Польским (которое тоже считалось «законной» польской армией) и Советской армией. То есть получались гражданская война в Польше и война между Польшей и СССР, хотя ещё отнюдь не закончена была война против Германии.

Не факт, однако, что на подлость обязательно отвечать подлостью. При всех вышеописанных объективных трудностях, есть сомнения в том, что Советская армия действительно не могла взять Варшаву в августе или сентябре 44-го. Есть всё-таки очень сильное чувство, что политическое руководство СССР этого не хотело. Причём политически это вполне понятно, зачем своими руками помогать силам, мягко говоря, недружественным, особенно понимая, каковы могут быть последствия.

Но ведь была здесь и человеческая составляющая. В Варшаве люди воевали против эсэсовцев. Они-то не отвечали за политические интриги. Они сражались против общего с нами врага, который демонстрировал здесь особую варварскую жестокость. Воевали, испытывая острейший дефицит всего. И ждали наших войск.

Одна из главных задач исторических изысканий Храмчихина — сбор доказательств предательства Россией своих союзников: от поляков и югославов до китайцев. Для бывшего сотрудника избирательного штаба гайдаро-чубайсовского Союза Правых сил занятие самое подходящее, но врать при этом всё равно не следует. Между тем Храмчихин врёт, как врут директор Музея Варшавского восстания Ян Олдаковский и борец с японскими мультфильмами журналист Тимур Шерзад.

Советские войска в лице 3-го и 8-го гвардейских танковых корпусов 2-й танковой армии не «вдруг остановились» на подступах к Варшаве, а напоролись на превосходящие силы противника в составе 73-й пехотной и 5 танковых дивизий (4-й, 19-й, «Викинг», «Герман Геринг» и «Мёртвая голова»). Потеряв к 5 августа 1944 года 284 танка из 413, оба корпуса оставили ранее занятые города Воломин и Радзымин. Сменив танкистов, 47-я общевойсковая армия немедленно пошла в бой. Приказ её командования 129-му стрелковому корпусу от 15 августа гласит: «Прорвать оборону противника на рубеже Липка, Грабе Старое и стремительно развивать наступление в западном направлении. Ближайшая задача корпуса — уничтожить противостоящего противника и овладеть рубежом Крашев Новый, Липинки; последующая — выйти на фронт Радзымин, Надма» (ЦАМО. Ф.402. Оп.9575. Д.523. С.48).

Стремительно развить наступление не удалось. Немецкие войска цеплялись за каждый окоп. Лишь 30 августа удалось вторично взять Радзымин, 5 сентября — Воломин и затем начать штурм Праги. Храмчихин эти жестокие бои намеренно пропускает, чтобы создать впечатление, что Красная армия с 1 августа по 10 сентября стояла перед Варшавой и не шевелилась.

К моменту её захвата войска окончательно выдохлись, а немцы укрепили оборону западного берега Вислы. Форсирующие реку польские подразделения понесли большие потери: из 4,5 тысяч человек убито и утонуло 1777. Подвозить подкрепления оказалось не на чем, инженерные части за 15–19 сентября потеряли все 48 плавающих автомобилей и 57 из 75 десантных понтонов. Продолжение операции в такой ситуации было самоубийством и тем более спасать оказалось уже некого. Окружённые в центре Варшавы повстанцы завершали переговоры о капитуляции.

По большому счёту операция изначально не имела смысла, такие большие города, как Варшава, берутся не атакой в лоб, а путём обхода, что и произошло в январе 1945-го. Повстанцы могли ударить в тыл немцам, блокирующим плацдарм, что позволило бы им отступить на восточный берег Вислы. Однако Бур-Комаровский отказался и предпочёл сдаться немцам.

Врёт Храмчихин и про Модлинский плацдарм, которого на самом деле вообще не существовало. Действовавшие на млавском и модлинском направлении 48-я, 65-я и 70-я армии в боях 4 сентября — 4 ноября захватили и удержали на западном берегу Нарева два плацдарма — Ружанский и Сероцкий. Именно с них 2-й Белорусский фронт под командованием маршала Константина Рокоссовского нанёс главные удары в ходе Млавского-Эльбингской операции 14–26 января 1945 года. Менее чем за две недели советские войска вышли к побережью Балтийского моря. Германские войска в Восточной Пруссии оказались отрезаны от главных сил и обречены на уничтожение. Не имей бойцы Рокоссовского Ружанского и Сероцкого плацдармов, наступление шло бы куда медленнее. И значительная часть германских дивизий из Восточной Пруссии успела бы отойти на запад, усилив оборону Берлина.

Карты из «Советской военной энциклопедии» наглядно демонстрируют: Красная армия удержала плацдармы на модлинском направлении и они сыграли важнейшую роль в изоляции восточно-прусской группировки противника.