Российская империя даже не заметила «поражения» в русско-японской войне

Диунов Михаил Юрьевич:

Чтобы увидеть, чего стоят советские рассуждения о «позоре русско-японской войны», надо знать один очевидный факт: силы Российской империи и Японии были абсолютно несопоставимы, как и международное влияние. Победа в войне, которая для России носила колониальный характер, была добыта путём предельного напряжения сил, и все представители правящей элиты в Японии отлично понимали, что Российская империя даже не заметила этого «поражения», как Британская империя не заметила свои неудачи в Первой войне с махдистами… Унизительно было бездарно потерять флот в Таллинском походе. А сражаться, нанести врагу ущерб и героически погибнуть — это не унижение, а подвиг.

России пришлось заметить поражение в русско-японской войне 1904–1905 гг. И не только потому, что она впервые за полвека (после неудачной Крымской войны 1853–1856 гг.) подписала мирный договор с потерей территорий — Южного Сахалина и Ляодунского полуострова с крепостью Порт-Артур. В ходе боевых действий страна лишилась бóльшей части своего флота. Из 7 современных броненосцев на Тихом океане уцелел только интернированный в Шанхае «Цесаревич», а из 6 аналогичных кораблей на Балтике — вошедшая в строй уже после разгрома в Цусимском сражении «Слава». Не пережили Цусиму также 3 из 4 устаревших балтийских броненосцев и 3 из 4 броненосцев береговой обороны. Уцелел лишь самый слабый Черноморский флот из 3 современных и 5 устаревших броненосцев. Сверх того, оказались потеряны 10 крейсеров и десятки кораблей других типов. Даже в Крымскую войну урон оказался меньше (14 линейных кораблей из 40, 8 парусных фрегатов из 16 и 8 пароходо-фрегатов из 18).

Японский флот, потеряв в ходе осады Порт-Артура 2 броненосца и 2 крейсера, получил в качестве трофеев 6 (в том числе 5 современных) броненосцев, 2 броненосца береговой обороны и 4 крейсера. Часть трофеев японцы успели использовать против русских. В ходе захвата Сахалина их десант поддержали старый броненосец «Ики» (бывший «Император Николай I»), броненосец береговой обороны «Миносима» (бывший «Адмирал Сенявин») и такой же «Окиносима» (бывший «Генерал-адмирал Апраксин»).

Сравнение столь позорного поражения с британскими неудачами при подавлении восстания махдистов — откровенное жульничество. Оккупировав в 1882 году Египет, Британская империя получила вместе с ним и Судан, охваченный мятежом исламских фундаменталистов во главе с Мухаммад-Ахмадом. Объявив себя Махди, то есть наследником пророка Мухаммеда, который должен появиться перед Страшным судом, он изгнал египтян и разгромил три египетско-суданских отряда во главе с английскими офицерами. Самым обидным из этих поражений для Лондона стало уничтожение гарнизона Хартума, где 26 января 1885 года погиб назначенный губернатором Судана генерал Чарльз Гордон. Разбившая махдистов карательная экспедиция заняла развалины города 28 января, но в виду незначительности сил вернулась обратно.

Завоевание Судана пришлось отложить на 11 лет, но британцы не потеряли ни одного квадратного сантиметра ранее захваченной в Африке территории. Ни один из отрядов их собственной армии суданцам разгромить не удалось. Напротив, при каждом столкновении с малочисленными английскими контингентами повстанцы обращались в бегство с огромными потерями.

Не менее нелепо сравнивать гибель почти 2/3 флота в русско-японскую войну и плавсостав, уничтоженный во время перехода из Таллина в Кронштадт 27–30 августа 1941 года. В ходе атак германской авиации и финских торпедных катеров, а также на минных заграждениях и от огня финской береговой артиллерии погибло свыше 60 кораблей и судов, но в основном транспортных и вспомогательных. К началу войны СССР имел на Балтике 2 линейных корабля, 2 крейсера, 21 эскадренный миноносец и 68 подводных лодок, а в Таллинском переходе потерял лишь 5 эсминцев и 2 подлодки. Вопреки вранью Диунова, флот уничтожен не был и в дальнейшем сыграл важную роль в обороне Ленинграда.