«Варяг» не достался японскому императору

Озерецкая Елена Леонидовна:

В 11 часов 20 минут «Варяг» и следующий за ним в кильватере «Кореец» двинулись в путь. Матросы всех иностранных кораблей, мимо которых они проходили, посылали им прощальные приветы, а на итальянском крейсере оркестр играл русский гимн. Все знали, что в это тихое ясное утро русские идут почти на верную гибель, и восхищались их храбростью.

А японская эскадра из четырнадцати кораблей уже ждала героев.

— Это будет хороший подарок императору! — сказал японский контр-адмирал Уриу, наблюдая в бинокль за приближавшимся «Варягом». — Сегодня наш флот пополнится прекрасным крейсером!

На японском крейсере «Нанива» взвился сигнал: «Предлагаем сдаться без боя».

— Не отвечать! — распорядился Руднев.

Японская эскадра открыла огонь. Заговорили и орудия «Варяга».

Начался тяжёлый, неравный бой. Вдвоём против целой эскадры, под градом снарядов упорно шли вперёд русские корабли. Каждый матрос, каждый офицер чувствовали, что палуба под их ногами — это часть России, часть Родины, которую невозможно предать или посрамить. Обливаясь кровью, не покидали своих мест раненые. С последним стоном падали убитые, в разных местах вспыхивали пожары, но орудия «Варяга» по-прежнему метко били по врагу, и часть японских кораблей получила серьёзные повреждения.

Не на жизнь, а на смерть бились русские моряки. Мысль о сдаче никому даже в голову не приходила. Раненый Руднев не покидал мостика, но крейсер уже плохо слушался руля, а затем стал крениться на левый борт.

— Поворачивай обратно на рейд, — скомандовал Руднев, — надо исправить повреждения, прежде чем вступать в новый бой.

Но исправить оказалось невозможно. «Варяг» был изранен слишком серьёзно. Почти все орудия выбыли из строя, 34 человека погибли, 188 было ранено. О возобновлении боя нечего было и думать, оставалось только одно решение, и Руднев уже принял его для себя, хотя самая мысль о нём казалась ему чудовищной. Но выхода не было. Чтобы крейсер не достался японцам, оставалось его взорвать.

По морскому уставу, утвердить такую последнюю крайнюю меру мог только совет офицеров…

В тяжёлом молчании смотрели офицеры на потемневшее от горя лицо командира. Взорвать «Варяг»! Погубить дорогой всем корабль, второй дом для каждого моряка… Как решиться на такое? Но ведь отдать крейсер врагу ещё страшнее! Это уже было бы предательством.

И офицеры единодушно согласились. Не возражали и офицеры «Корейца». Однако взрыв мог оказаться опасным для стоявших вокруг иностранных судов. Можно было только затопить «Варяг». Медленно обвёл Руднев взглядом лица матросов. Они стояли, не поднимая глаз. Некоторые не могли скрыть предательских слёз и не стыдились их. Ведь к смерти был приговорён их корабль, их любимый «Варяг».

— Открыть кингстоны! — тихо скомандовал Руднев, и голос его сорвался.

Французские, английские и итальянские шлюпки подошли к обречённому кораблю, чтобы забрать оставшихся в живых. Только американский командир Маршалл отказался принять русских моряков…

Последним, поцеловав поручни и сказав: «Прощай, «Варяг»!» — в шлюпку спустился Руднев.

Крейсер медленно погружался. Японскому контр-адмиралу не удалось сделать богатый подарок своему императору.

Контр-адмиралу Уриу вполне удалось сделать подарок императору Муцухито. Японцы подняли «Варяг» 8 августа 1905 года и включили его в состав своего флота. Крейсер использовался для обучения моряков почти десять лет, пока Россия не выкупила его 5 апреля 1916 года.

В японские корабли «Варяг» не попал ни разу. Через 16 минут после начала боя вражеский снаряд поразил штурманскую рубку и разбил главный дальномер. Ответственный за определение расстояния до вражеских кораблей мичман Алексей Нирод погиб, остальные дальномерщики тоже пали или получили ранения. Роковую роль сыграли также постоянные неполадки судовой энергетической установки. Прибыв в Порт-Артур 25 февраля 1902 года, крейсер встал на ремонт 15 марта, чинился до 30 апреля, а после новых поломок снова ремонтировался 31 июля — 2 октября 1902 года, 2 января — 15 февраля 1903 года и последний раз 14 июня — 16 октября того же года. Эти месяцы были потеряны для боевой подготовки артиллеристов, а машины, даже после приведения в порядок, могли развить полный ход лишь на короткое время.


«Варяг» под японским флагом