В отличие от полководцев XVIII века, Наполеон не считался с потерями

Соколов Максим Юрьевич:

Ко всему, что сказано о военном гении Наполеона, нещадно бившего австрийских и прусских генералов, нужно добавить маленькую деталь. Противостоявшие Наполеону ветераны-полководцы вышли из XVIII века с его дорогими наёмными армиями и вечными дефицитами бюджета, делавшими солдата крайне дорогостоящей игрушкой. Наполеон исходил из того, что пушечное мясо, chair a canon, не стоит ничего или почти ничего. Нетрудно понять, кто должен был побеждать при столкновении таких двух ценовых шкал. Примечательно, что когда Блюхер и Веллингтон усвоили новый масштаб цен, в гигантских мясорубках при Лейпциге и Ватерлоо победа досталась отнюдь не Бонапарту.

Сражения XVIII века были ничуть не менее кровопролитными, чем в эпоху Наполеона. Солдаты вербовались в основном из бедняков, стоили недорого и несли огромные потери. В одной из самых кровопролитных битв Семилетней войны при Цорндорфе 14 августа 1758 года из 85 тысяч русских и прусских солдат погибло, было ранено и попало в плен свыше 33 тысяч (39% от общей численности). К концу сражения при Торгау из 100 тысяч пруссаков и австрийцев выбыло из строя свыше 32 тысяч — почти каждый третий.

Крупнейшее победное сражение Наполеона до вторжения в Россию при Ваграме 5–6 июня 1809 года стоило французам и австрийцам 60 с лишним тысяч солдат из 300 тысяч (более 20%). Примерно столько же (130 из 560 тысяч) потеряли Наполеон и его противники при Лейпциге 16–19 октября 1813 года. При Ватерлоо 18 июня потери оказались выше (65 из 190 тысяч или 34%), но меньше, чем при Цорндорфе.

Французский император побеждал не потому, что не жалел крови, а за счёт тщательно налаженного взаимодействия всех родов войск, быстроты манёвра и умелой концентрации сил на решающем направлении. Постепенно этим искусством овладели и его соперники, одновременно сумев вывести на поле боя много больше людей и пушек.