Три четверти чеченцев и крымских татар погибло в ссылке

Солоухин Владимир Алексеевич:

Именем партии целые народы были выброшены из своих исторических мест обитания в казахстанские степи, в пустыни и в тайгу, где эти народы на 3/4 погибли: немцы Поволжья, чечены, ингуши, карачаевцы, крымские татары, балкарцы, грузинские турки…

Солоухин врёт ещё пуще, чем глава Чечни Рамзан Кадыров, заявивший, что в ссылке погибло более 54% его соотечественников. Согласно документам, использованным в работе историка Виктора Земскова «Спецпоселенцы (по документации НКВД–МВД СССР)», всего в 1944–1945 гг. в другие регионы СССР, в основном в Казахстан и Киргизию официально депортировано 608 749 кавказцев, из которых 362 282 чеченца (реально чуть меньше, поскольку 32 981 человек учтён дважды). Из них умерло до 1 октября 1948 года 146 892 спецпереселенца, а в 1949–1950 гг. ещё 18 586 человек. В 1948 году умерло 15 182 человека, но расклада по месяцам Земсков не приводит. Если считать пропорционально, общая смертность — около 170 тысяч человек, в том числе порядка 102 тысяч чеченцев. Возможно, доля последних несколько выше — до 120 тысяч. Есть документы, что в 1944–1947 гг. умерло 93,5 тысяч, а в 1953 году — 6 тысяч чеченцев (А.П. Мякшев. «Коллаборационизм на Северном Кавказе. Историческая правда или исторический миф?»). Итого за вычетом естественной смертности получаем порядка 60 тысяч реальной сверхсмертности от голода и болезней. Это порядка 17%, но никак не 75%.

Из Крыма в 1944 году депортировано 183 155 крымских татар, 15 040 греков, 12422 болгар, 9 620 армян и 3644 представителя других народов (немцев, турок, иранцев, венгров, румын, итальянцев). Татары были высланы справедливо. Только в военизированных формированиях гитлеровцев их служило 19 тысяч (почти всё боеспособное мужское население, за вычетом, ушедших в партизаны, ранее погибших и не дезертировавших из Красной армии) и ещё значительное количество в гражданской администрации. Среди армян, болгар и греков количество предателей не превышало среднего уровня на оккупированных территориях и потому их массовая высылка необоснованна. Следовало карать каждого предателя индивидуально.

До 1 октября 1948 года из 223 881 ссыльного скончалось 44 887 человек (В.Н. Земсков. «Спецпоселенцы в СССР. 1930–1960»), то есть чуть более 20%. За вычетом естественной смертности это 13%, немало, но не 75%. В дальнейшем ссыльные перестали страдать от голода и эпидемий и смертность их не превышала естественной.

Стоит также помнить, что ссыльные, годные к службе в армии, не попали на фронт и даже были уволены из вооружённых сил. Красная армия потеряла в 1944–1945 гг. 2,6 млн убитыми и многие благополучно пережившие ссылку могли оказаться в их числе. Вряд ли их всех поставили бы на охрану Кремля, где благополучно провёл военные годы член КПСС с 1952 года, обличитель напечатавшегося за рубежом Бориса Пастернака и пламенный антикоммунист Солоухин.