Тральщик «Китобой» одержал блестящую победу над немецким флотом

Гришковец Евгений Валерьевич:

А русский флот в той войне [Первой мировой — «ИстЛяп»] не отличился. Как-то так, ничего особенного. Случился, правда, один эпизод, но весьма примечательный. И это была блестящая победа.

Маленький базовый тральщик… Базовый тральщик — это крохотный корабль для очистки входов в бухты и базы от мин. Он обычно бывает сделан из многослойной фанеры, чтобы быть лёгким, и чтобы магнитная мина на него не сдетонировала. Этот тральщик назывался «Китобой» или «Китобоец», я точно не помню. Экипаж его состоял всего из 25 человек. Тральщик был вооружён маленькой пушечкой, которая нужна не для боя, а для уничтожения всплывших мин. Её ещё называют на флоте мухобойкой.

Так вот, этот кораблик вышел из Кронштадта и случайно встретился в море с немецкой эскадрой, которая состояла из одного дредноута, пары крейсеров, и нескольких эсминцев.

Немцы просигналили русским морякам, чтобы они немедленно опустили Андреевский флаг и сдались. На что команда тральщика ответила тем, что спокойно расчехлила свою единственную пушечку и вежливо просигналила предложение готовиться к бою.

Их, конечно же, пропустили. Потому что немцы не могли начать стрелять, в противном случае они покрыли бы себя таким позором, что даже деревянный меч не помог бы. К тому же у них не было деревянного меча. У них были настоящие пушки, и они были первоклассные моряки. Они умели проигрывать.

«Китобой» имел 2 пушки калибром 75 мм, предназначенные, прежде всего, для самообороны от мелких кораблей противника. Тральщик ни разу не встречался с германским флотом в Первую мировую войну. Все его приключения связаны с Гражданской войной. Перейдя на сторону белых 13 июля 1919 года, «Китобой» был захвачен и разоружён британскими союзниками, которые заодно обокрали членов экипажа. Затем корабль передали Северо-Западной армии генерала Николая Юденича, где он с новой командой использовался, как посыльное судно. После поражения Юденича под Петроградом второй экипаж ушёл к красным и на «Китобой» направили третий. Командиром стал лейтенант Оскар Ферсман, в Первую мировую служивший на Черноморском флоте, а в Северо-Западной армии — командиром танка. Избежав захвата военными Эстонии и Латвии, многострадальный кораблик пришёл в Копенгаген, где 4 мая 1920 года и произошёл описанный Гришковцом эпизод.

Ферсман отказался выполнить требование командующего 2-й британской крейсерской эскадрой контр-адмирала Уолтера Кроми спустить флаг, пообещав открыть огонь при нападении. Любой из 3 крейсеров и 5 эсминцев Кроми мог легко пустить тральщик на дно, но напасть на моряков официально поддерживаемых Лондоном белых на рейде столицы нейтральной Дании, в присутствии свидетелей из разных стран адмирал не рискнул. Тем более за моряков вступилась жившая в Копенгагене вдовствующая российская императрица Мария Фёдоровна, которая одновременно приходилась родной тётей датскому королю Кристиану X и британскому монарху Георгу V. При её посредничестве корабль отпустили. Он направился в Чёрное море, принял участие в эвакуации белых из Крыма, реквизирован Францией в качестве оплаты за содержание русской эскадры и продан итальянцам. До 1943 года «Китобой», переименованный в «Итало», использовался для дноуглубительных работ, а после капитуляции Италии во Второй мировой войне затоплен, чтобы избежать захвата немцами.

Ферсман действовал отважно, но в ситуации, описанной Гришковцом, ему бы это не помогло. Столкнись «Китобой» с вражеской эскадрой, тральщик без сомнения пустили бы на дно, как это делали тогда флоты всех стран. Именно так погиб австрийский крейсер «Зента», который в сопровождении эсминца «Улан» 16 августа 1914 года встретился в Адриатическом море с мощной эскадрой Антанты. Маленький старый корабль (водоизмещение — 2543 тонны, вооружение — 8 пушек калибром 120 мм) оказался под прицелом 12 французских линейных кораблей, включая дредноуты «Жан Бар» и «Курбе» (25 579 тонн, 12 орудий 305 мм и 22 пушки 138 мм). Компанию им составили 3 французских и 2 британских крейсера, а также более двух десятков эсминцев. Французы без всяких церемоний потопили «Зенту» («Улан» успел уйти) и это был их самый успешный морской бой за всю войну.