Суворов разбил Пугачёва у Чёрного Яра. Черноморский флот Ушакова нанёс поражение туркам у Феодониси

Спицын Евгений Юрьевич:

В конце августа 1774 г. измотанная и почти безоружная армия повстанцев подошла к Царицыну, однако взять его так и не смогла, и двинулась дальше, вниз по Волге. Здесь, у Чёрного Яра, генерал-поручик А.В. Суворов, принявший командование у генерала И.И. Михельсона, догнал армию повстанцев и полностью разбил её. После сокрушительного поражения с небольшой ватагой своих сподвижников Е.И. Пугачев опять перебрался на левый берег Волги и ушёл в Заволжские степи.

Полный курс истории России для учителей, преподавателей и студентов. Книга 2. Российская империя, XVIII — начало XX вв.

В августе 1787 г. Турция объявила России новую войну и начала активные боевые действия на Кинбурнской косе. Однако уже в сентябре 1787 г. русская армия под командованием генерал-аншефа А.В. Суворова разгромила турецкий десант под Кинбурном и взяла под полный контроль выход в Чёрное море.

В июле 1788 г. 130-тысячная армия фельдмаршала Г.А. Потёмкина осадила турецкую крепость Очаков, а армия фельдмаршала П.А. Румянцева форсировала Днестр и двинулась на соединение с австрийским корпусом принца Е. Кобургского, осаждавшего Хотин. В то же время Черноморский флот под командованием адмирала Ф.Ф. Ушакова нанёс сокрушительное поражение туркам у острова Феодониси. В сентябре 1788 г. русско-австрийская армия овладела Хотином, а в декабре пал Очаков, и русские войска отошли на зимние квартиры.

В ходе новой военной кампании корпус генерал-аншефа А.В. Суворова в двух выдающихся сражениях при Фокшанах (июль 1789 г.) и на реке Рымник (сентябрь 1789 г.) наголову разгромил две турецкие армии Осман-паши и Юсуф-паши, после чего русские войска заняли Гаджибей, Аккерман и Бендеры и вышли к дельте Дуная. В этой ситуации турки начали переговоры о заключении очередного перемирия, но под сильным давлением британского и берлинского королевских дворов новый турецкий султан Селим III (1789–1807) вынужден был возобновить боевые действия.

В начале 1790 г. Вена, неожиданно начав сепаратные переговоры со Стамбулом, вышла из состояния войны с Османской империей, и турки резко активизировали боевые действия на Кавказском и Дунайском фронтах против русской армии. В июне 1790 г. корпус генерал-лейтенанта И.В. Гудовича овладел Анапой, а в августе 1790 г. Черноморский флот адмирала Ф.Ф. Ушакова разгромил турецкую эскадру у острова Тендра. В ноябре 1790 г. русские войска овладели Тульчей и Исакчей, а 11 декабря 1790 г. корпус генерал-аншефа А.В. Суворова после тщательной подготовки взял стремительным штурмом неприступную крепость Измаил, что стало самым настоящим шоком для Стамбула. Ещё до окончания войны по указанию фельдмаршала Г.А. Потёмкина началось ускоренное освоение этих земель, де-факто уже вошедших в состав Новороссийской губернии. Здесь были основаны такие города, как Николаев (1789), Одесса (1794), Тирасполь (1795) и другие.

В феврале 1791 г., после кончины фельдмаршала Г.А. Потёмкина новый главнокомандующий русской армией фельдмаршал Н.В. Репнин в июне 1791 г. уничтожил турецкую армию Юсуф-паши у Мачина, а в июле 1791 г. адмирал Ф.Ф. Ушаков разгромил неприятельскую эскадру у мыса Калиакрия. Потрясённые турки запросили мира.

Несмотря на ложь плагиатора Спицына, окончательное поражение пугачёвцам в 25 верстах от Чёрного Яра 25 августа 1774 года нанёс именно подполковник Иван Михельсон. Повстанцы по разным данным потеряли от 8 до 11 тысяч убитыми и пленными. Потери победителей оказались ничтожны — 16 убитых и 74 раненных.

Со слов Пугачёва на допросе записано: «Прошед он, Емелька, Царицын три наслега, на котором и нагнал ево Михельсон с верными войсками, где, по малом супротивлении, сволочь ево разбита, пушки и весь ево обоз взяли, люди ево толпы разбежались в разные стороны» (ЦГАДА. Ф.6. Д.512. Ч.2. Л.228–341об., 344–356об.). Императрица Екатерина II в письме своему фавориту, генерал-губернатору Новороссии Григорию Потёмкину писала: «Суворов тут участия более не имел, как Томас [комнатная собачка царицы — «ИстЛяп»], а приехал по окончании драк и по поимке злодея» (РГАДА. Ф.5. Д.85. Ч.1. Л.6).

Беседуя с австрийским военачальником Шарлем де Линем, Екатерина призналась: «Михельсону я обязана поимкою Пугачёва, который едва ли не забрался в Москву, а может быть и далее» («Жизнь князя Григория Александровича Потёмкина-Таврического»). Велика оказалась и награда. Иван Иванович получил звание полковника, также орден Святого Георгия III степени, золотую шпагу с бриллиантами и 1000 крестьянских душ в Витебской губернии. Само собой, Александр Васильевич Суворов на разгром Пугачёва никогда не претендовал. Своих побед хватало.

Переходя к русско-турецкой войне 1787–1791 гг., Спицын продолжает врать. Несправедливо забытый выдающийся дипломат и военачальник Николай Репнин 28 июня 1791 года действительно одержал блестящую победу при Мачине. Опрокинутый им турецкий корпус бежал так быстро, что увлёк за собой главные силы и в итоге 80-тысячная неприятельская армия в панике удрала от 30-тысячной русской. Однако уничтожением турок Мачинская битва, в которой особо отличился генерал-поручик Михаил Кутузов, не завершилась. Они потеряли свыше 4 тысяч убитыми (русские — 141), бросив 35 пушек и обоз. Уничтожение османского воинства имело место в следующей войне, когда Кутузов окружил 34 тысячи турок у Слободзеи, где 20 тысяч из них погибло или умерло от голода, а остальные сдались.

В морском сражении у острова Фидониси (ныне Змеиный) 3 июля 1788 года Севастопольской эскадрой из 12 линейных кораблей и фрегатов командовал контр-адмирал Марко Войнович. Бригадир Фёдор Ушаков возглавил авангард — линейный корабль «Святой Павел», фрегаты «Берислав», «Кинбурн» и Стрела». Удар Ушакова по турецкому авангарду решила исход дела. Атакованные им три передовых турецких корабля, включая флагман командующего — Джезаирли Гази Хасана, получили повреждения и стали уходить. За ними последовали и остальные два десятка линкоров и фрегатов. Отличился также флагман Войновича линейный корабль «Преображение Господне», который повредил два линкора и потопил шебеку (лёгкий парусно-гребной корабль).

Ушаков был без сомнения талантливее Войновича, и Потёмкин справедливо поставил его командовать эскадрой, но это случилось только 12 декабря. Однако Спицын вообще не упоминает Марко Ивановича и лжёт о передаче командования Михельсоном Суворову перед разгромом Пугачёва. Видимо вычёркивая из истории русской армии военачальников с нерусскими фамилиями, он полагает столь мелкое жульничество истинным патриотизмом.

Если убрать фамилии нельзя, Спицын удаляет саму победу. Перечислив все основные сражения войны, он демонстративно пропускает разгром османского флота под Очаковым 17–18 июня 1788 года. Может на фоне достижений Ушакова успех не впечатляет? Нет, у турок сгорело 7 линейных кораблей и больших фрегатов («Бодрум», «Мурадие, «Насир-и Сенк», «Сейяр-и Бахри», «Сахпер-и Зафер», «Фатих-и Бахри» и «Хейдейетум-Мелик»), не считая посудин помельче. Линкор «Эйждер Басли» попал в руки победителей и переименован в «Мученик Леонтий».

Это значительно больше османских потерь 28–29 августа 1790 года у косы Тендра и 31 июля 1791 года у мыса Калиакрия. Там османы кроме плавающей мелочи лишились трёх линейных кораблей: «Мелек-и Бахри» (взорвался), «Пеленг-и Бахри» (захвачен, служил в русском флоте под названием «Иоанн Предтеча») и «Келем Бахри» (тяжело повреждён и списан, по другим данным затонул по дороге домой).

Чем же плоха виктория под Очаковым? Исключительно фамилиями российских флотоводцев. Парусной флотилией там командовал герой войны за независимость США Джон Пол Джонс, а гребной — участник того же конфликта и международный авантюрист Шарль Анри Нассау-Зиген. Среди их подчинённых находились отличившийся в прошлой войне с турками контр-адмирал Панагиотти Алексиано, будущий основатель Одессы бригадир Хосе Де Рибас и предводитель казачьего морского отряда Александр Головатый.

Авторы изданной в позднем СССР книге «Краснознамённый Черноморский флот» этих людей вообще не упомянули и у них получилось, что русскими моряками вообще никто не командовал. Ни они, ни Спицын не понимали, что Очаковский разгром никак не принижает достижений Ушакова. Просто в ходе встреч с Фёдором Фёдоровичем турки, поняв, что дело плохо, пускались наутёк и уходили на быстроходных кораблях французской постройки. Под Очаковым же Гази Хасан неосмотрительно атаковал русский флот в узком, изобилующем мелями проливе. За что жестоко поплатился и в дальнейшем действовал чрезвычайно осторожно.

Александр Сергеевич Пушкин глубоко чтил Суворова, но ему и в голову не могло прийти подменять им Михельсона в своей «Истории Пугачёва». Возможно русские Суворов и Ушаков, эстонский немец Михельсон, серб Войнович, американец Джонс, испанец Де Рибас, грек Алексиано, француз с четвертью немецкой крови Нассау-Зиген и украинский казак Головатый наблюдают с того света за переписыванием своих баталий. И удивляются, видя, какие организмы ныне именуют себя русскими патриотами.