Самая могущественная страна эпохи Швеция покорила половину Европы. Петра под Полтавой спасло чудо

Матвейчев Олег Анатольевич:

Казалось, расчёт Мазепы был точен, он нашёл четвёртую силу (вместо прежних Польши, России, Турции), а именно Швецию. Самую могущественную страну той эпохи. Передовую в техническом, военном и научном отношении.

Карл покорил половину Европы, и его армия превосходила российскую по всем параметрам: это доказало и поражение русских под Нарвой. Карл покорил Данию и Польшу, перед ним заискивали французы и англичане. Саксонский король, союзник Петра, тайно подписал с Карлом мирный договор. От того, на чью сторону встанет Мазепа, зависел дальнейший расклад сил. И Мазепа, по старой гетманской привычке, предал Петра, взяв жовто-блакитный шведский флаг (нынешний флаг Украины).

Это было катастрофой, нельзя описать все переживания Петра. Под Полтавой его могло спасти только чудо, но оно случилось. Мазепа бежал и кончил так же, как многие гетманы до него — стал символом позора и предательства. А Петр победил не кого-нибудь, а саму Европу в её тогдашнем наивысшем проявлении (как позже мы победили высшее проявление Европы — Наполеона, высшее проявление и покорителя Европы — Гитлера).

Швеция не являлась самой могущественной страной своей эпохи и не покоряла половину Европы. Унаследовав отцовскую корону в 1697 году, Карл XII получил вместе с ней Финляндию, Карелию, Ингерманландию, Эстонию, восточную Латвию с Ригой и часть северной Германией с городами Бремен, Висмар, Штеттин, Штральзунд и островом Рюген. Населяло его владения около 3 млн человек. Шведская армия считалась очень сильной, но никак не всесокрушающей.

В последней войне, которую вёл при поддержке Англии и Франции отец противника Петра Карл XI бранденбургский курфюрст Фридрих Вильгельм I разбил шведов при Фербеллине 28 июня 1675 года. И оккупировал почти все шведские владения на севере Германии. Датчан войска Карла победили при Хальмстаде 16 августа и Лунде 4 декабря 1676 года, затем при Мальмё 4 июня и Ландскруне 14 июля 1677 года, 16 августа того же года потерпели от них поражение при Овикене, 28-го при Уддевале, а 28 января 1678-го взяли реванш при Варксове. На море датско-голландский флот разгромил шведский у острова Эланд 1 июня 1676 года и 1–2 июля 1677-го добил его в бухте Кёге. Только успехи французских войск спасли Швецию от потери всей Померании, но она уступила Бранденбургу померанские владения на восточном берегу Одера кроме Штеттина (ныне польский Щецин).

На первом этапе Северной войны в 1700–1706 гг. Карл победил Данию (с помощью англо-голландского флота) и Саксонию, однако они не были завоёваны, а лишь вышли из войны, в которой участвовали на стороне России. На престол разгромленной Речи Посполитой (Польша, Литва, Западная Латвия, Белоруссия и Правобережная Украина) был посажен шведский ставленник Станислав Лещинский, но полностью захватчики страну не контролировали. Часть шляхты во главе с гетманами Адамом Сенявским и Григорием Огинским продолжала сопротивление. Россия же, пока король брал Варшаву, захватила часть его прибалтийских владений. К 1706 году шведы потеряли Митаву (ныне Елгаву), Дерпт (Тарту), Нарву, Ивангород, Нотебург (Шлиссельбург) и другие крепости. На месте одной из них — Ниеншанца, был основан Санкт-Петербург, впоследствии ставший столицей Российской империи.

В шведской мини-империи проживало куда меньше людей, чем на территории ведущих держав Европы. Как раз во время противостояния Петра и Карла Франция (население 21 млн человек, не считая владений в Африке и Америке) оспаривала испанский престол у державы Габсбургов (Австрия, Венгрия, Чехия, Словакия, Силезия, Хорватия, Словения, Трансильвания и Закарпатье, свыше 10 млн человек), поддержанной Британией (9 млн человек, тоже без колоний), Нидерландами и Португалией.

Армии этих стран численно многократно превосходили шведскую и война за Испанское наследство оказалась куда масштабнее Северной. Боевые действия шли не только в Европе, но и на обоих американских континентах и вокруг островов Карибского моря. В крупнейшем сражении — битве при Мальплаке 11 сентября 1709 года с обеих сторон участвовало до 200 тысяч. Перед Полтавской битвой 27 июня того же года обе армии, даже с учётом казаков, выставили немногим более 100 тысяч, причём значительная часть войск в бой так и не вступила.

Несмотря на измену гетмана Украины Ивана Мазепы с частью казаков, положение Петра I под Полтавой катастрофическим не было. Наоборот, в ловушке оказались шведы. Русские войска 28 сентября 1708 года разгромили при Лесной корпус генерала Левенгаупта и захватили его обозы, а 2 ноября сожгли столицу Мазепы Батурин, на запасы которого также рассчитывал Карл. В апреле-мае пали Перволочна, Келеберда и почти все прочие крепости Мазепы, а также один из главных оплотов мятежного казачества — Запорожская Сечь. Польско-шведские отряды, отправленные на помощь бунтовщикам, были разбиты и отступили за Вислу.

Осаждая Полтаву, шведы понесли большие потери от болезней, рейдов русской кавалерии и во время неудачных штурмов. К началу сражения они уступали русским по численности вдвое, а по артиллерии в 3 с лишним раза. Загнанный в угол Карл сделал ставку на внезапную ночную атаку и полностью погубил свою 36-тысячное воинство, остатки которого сдались у Переволочны. Войска Петра потеряли до 2 тысяч убитыми и умершими от ран.

В свете этого очень странный текст у Матвейчева получился. С одной стороны, он всячески возвеличивает Швецию и её короля. С другой, походя унижает российского императора, заявляя, что тот победил не благодаря грамотной стратегии и тактике, а лишь чудом. И при этом постоянно выставляет себя русским патриотом.