Рюрика не было, норманны были отбиты союзом славянских и других племён на Белом море и в Новгороде

Иванов Валентин Дмитриевич:

Мною закончен исторический роман «Повести древних лет» на материале девятого века объёмом 24 авторских листа. Казалось бы, что обращение к теме более чем тысячелетней давности странно, неожиданно. На самом деле это объясняется просто. Как-то, совсем из других побуждений, интересуясь происхождением современной «теории высшей расы», я убедился, что не только гитлеровские «теоретики», но и нынешние англо-американские «учёные» сидят верхом на истории норманнов, их «героических» походов, их исторического влияния. И теперь, в 1954 году! Изучая всевозможные наши иностранные источники, я, во-первых, убедился в отсутствии «Рюрика» и рюриков. Это не ново, советская историческая наука отвергла долго бытовавшую в нашей истории «норманнскую» теорию, — скажете Вы. Дело в том, что я нашёл интереснейшие, никогда не освещавшиеся в художественной литературе факты: в то время, как норманны успешно грабили Зап. Европу и успешно устраивались там, у нас они были дважды отбиты многонациональным союзом славянских и других племён, на Белом море и в Новгороде. И так сокрушительно отбиты, что больше на восток не лезли, ограничившись Зап. Европой! В те годы как-то в немалой мере была предопределена наша дальнейшая история. Тема буквально меня поработила». (РГАЛИ, ф. 631, оп. 39, д. 2370, л. 24–25).

Иванов обманул Суркова. В старейшей из сохранившихся русских летописей «Повести временных лет» (отсюда и название книги) начала XII века действительно сказано: «В год 6367 [859 — «ИстЛяп»]. Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей. А хазары брали с полян, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма… В год 6370 [862 — «Исторический ляп»]. Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть…».

Однако далее там же говориться: «и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву». И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, — вот так и эти. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, — на Белоозере, а третий, Трувор, — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля».

Споры о происхождении варягов не прекращаются уже четвёртое столетие. Но кем бы они ни были: скандинавским племенем, впоследствии слившимся датчанами, норвежцами и шведами, полабскими славянами, жившими между Эльбой и Одером либо смесью тех и других — информация об изгнании варягов из Новгорода основана исключительно на «Повести временных лет». И если Иванов признаёт её, то он вряд мог отрицать и последующее призвание Рюрика. Тем не менее, отрицает и понятно почему: критика «норманнской теории» поддерживалась в тот период властями.

Также Иванов лжёт, заявляя, что располагает фактами, подтверждающими изгнание варягов из Беломорья. Описанное там вторжение кораблей норвежского ярла Оттара по Северной Двине — чистый вымысел. Единственный источник о плавании Оттара (Охтхере) на восток в землю беармов (у Иванова — биарминов) — его собственный рассказ английскому королю Альфреду Великому, правившему в 870–900 гг. и велевшему записать слова гостя. Который, хотя и прошёл некоторое расстояние по Северной Двине, никого завоевать не пытался — воинов было маловато.

По словам Оттара, от берегов Скандинавии он «плыл потом на восток вдоль земли так далеко, как только мог он проплыть за 4 дня. Потом он должен был там ждать хорошего северного ветра, поскольку земля повернула там к югу, или море в землю, он не знает, что из них. Потом плыл он оттуда вдоль земли так далеко, как только мог он проплыть за 5 дней. И там лежала большая река дальше вглубь по той земле. Тогда они свернули прямо в ту реку, поскольку они не осмелились дальше реки той (по морю) плыть, чтобы не вызвать вражду; поскольку земля та была вся заселена по другому берегу реки. Не встречал он до этого ни одной населённой земли с тех самых пор как отправился он из своего дома; и на всём пути была у них справа по борту земля пустынная, если не считать рыбаков, охотников и птицеловов, и все они были финны; а слева по борту у них было открытое море. Беармы весьма густо населяли землю свою; но они (Охтхере и его спутники) не осмелились туда пойти».

Таким образом «Повести древних лет», на которые обратила внимание наша читатель Елена Сергеевна, не художественный домысел, а сознательная фальсификация.