Пушкин и Лермонтов не русские по крови. Пётр I последний русский царь

Шевченко Максим Леонардович:

Есть Пушкин или Лермонтов, или Достоевский. С точки зрения, т.н. «крови» — они не русские. Но трудно придумать русских более, нежели они. Со времён Петра I, убившего своего сына от русской Лопухиной, в царской династии русской «крови» практически не было. В отличие от немецкой. При всём при этом наши монархи были русскими людьми. И Николай II был русский царь и русский человек. И жена его, датская принцесса Алиса, стала русской великомученицей Александрой.

Пётр I не последний русский царь. В 1730–1740 гг. престол занимала русская Анна, дочь брата Петра Ивана и боярыни Прасковьи Салтыковой. Наполовину русской была и дочь самого Петра Елизавета, царствовавшая в России в 1741–1761 гг. Жена Николая II Александра Фёдоровна никогда не была датской принцессой, поскольку родилась в семье правителя германского герцогства Гессен-Дармштадт Людвига IV. У Пушкина русской крови 75%. Все его предки русские, кроме прадедушки африканца Абрама Ганнибала и прабабушки — полунемки-полушведки Христины Шеберг. Лермонтов русский на 98%. Крови попавшего в Россию в XVII веке шотландца Джорджа Лермонта в нём 1/64 (1,5625%), а от татарина Аслан-Мурзы Челубея, перебравшегося на Русь в XIV веке, и того меньше. Мать Достоевского дочь русского купца Марина Фёдоровна Нечаева, в жилах его отца, Михаила Андреевича смешалась русская, украинская, белорусская, польская и татарская кровь (от того же Аслан-Мурзы Челубея). Следовательно Фёдор Михайлович русский более, чем на 50%, а Шевченко и тут лжёт. Поскольку данное лицо непонятного происхождения и вероисповедания дня не может прожить, чтобы не разъяснить русским, что все их заслуги чужие, а сами они перед прочими народами по гроб жизни виноваты.