После поражения под Полтавой Швеция отказалась от имперских амбиций

Эйдельман Тамара Натановна:

Швеция, которая в XVII веке явно претендовала на статус великой европейской державы, после поражения под Полтавой отказалась от имперских амбиций и … стала заниматься своими внутренними делами.

Полтавская битва и капитуляция разбитой шведской армии у Переволочны на Днепре произошли в 1709 году, но Северная война 1700–1721 гг. продолжалась ещё 12 лет. Даже после падения всех прибалтийских крепостей от Выборга до Штеттина (Шецина), включая Ревель (Таллин) и Ригу, и смерти короля Карла XII, шведы продолжали отчаянно сопротивляться. Мирный договор был заключён лишь после того, как русский флот высадил несколько десантов в самой Швеции, разорив её прибрежные районы.

В течении XVIII века Швеция дважды пыталась вернуть отошедшие к России земли между Выборгом и Ригой. Сторонники реванша именовали себя «партией шляп» [головной убор гордых и воинственных дворян — «ИстЛяп»], а своих противников пренебрежительно называли «партией колпаков» [имелся в виду ночной колпак, как символ сонного, ленивого и трусливого обывателя — «ИстЛяп»]. Начатую «шляпами» войну 1741–1743 гг. Швеция проиграла и уступила России часть южной Финляндии с городами Вильманстранд (Лаппеэнранта), Нейшлот (Савонлинна) и Фридрихсгам (Хамина). Свергнув правительство «колпаков», король Густав III в очередной раз вторгся в Россию, но война 1788–1790 гг. не принесла Швеции ничего, кроме гибели едва ли не половины флота.

Между конфликтами с Россией «шляпы» в 1757–1762 гг. попытались отнять у Пруссии потерянные после Северной войны владения в Германии. Швеция воевала против Пруссии в союзе с Австрией, Россией и Францией, но не достигла ровным счётом ничего. Покупка у Франции карибского острова Сен-Бартелеми в 1784 году утраты европейских владений не компенсировала. Ослабевшая страна в 1808–1809 гг. потерпела сокрушительное поражение от России и Дании, лишилась всей Финляндии, однако имперские амбиции в ней бурлить не переставали.

Отчасти их удовлетворил энергичный французский маршал Жан-Батист Бернадотт, избранный в 1810 году кронпринцем Швеции и усыновлённый престарелым королём Карлом XIII. Возглавив объединённую армию из русских, прусских и шведских контингентов, он в 1813–1814 гг. одержал ряд побед над бывшими соратниками, оставшимися верными императору Наполеону. За это старшие партнёры из Берлина, Вены, Лондона и Санкт-Петербурга позволили шведам отнять у союзной Наполеону Дании Норвегию, что и те и сделали.

Бернадотт был коронован под именем Карл XIV, и его потомки до сих пор восседают на престоле. При новой династии страна действительно не воевала, но мирная жизнь для неё началась не после 1709 года, как врёт Эйдельман, а на сотню с лишним лет позже. Да и то имперские амбиции периодически давали о себе знать. После отделения Норвегии в 1905 году общественное мнение требовало компенсаций, и подходящий случай представился, когда Российская империя развалилась в революционной смуте.

В Стокгольме внезапно вспомнили, что Аландские острова, захваченные Россией вместе с финскими землями, населены почти исключительно шведами, и 22 февраля 1918 года там высадился шведский десант. Пробыл он на Аландах недолго. Германия, вассалом которой на тот момент являлась Финляндия, не собиралась отдавать архипелаг, и 16 мая шведам пришлось убираться. Они пытались решить вопрос через Лигу Наций, но там приняли решение в пользу финнов.

Соглашение между Швецией и Финляндией о статусе Аландских островов 27 июня 1921 года можно считать окончательным угасанием имперских амбиций Стокгольма. А 18 апреля 1930 года в Москве родился советский историк Натан Эйдельман. Который, написав много интереснейших книг, к сожалению, пренебрёг образованием дочери.