Посла в Берлине Деканозова расстреляли в конце 41-го

Дымарский Виталий Наумович:

Ю. Кантор (главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, доктор исторических наук): Колоритнейшим эпиграфом, что ли, к ситуации в советском руководстве перед войной является, цитирую дословно, потому что трудно забыть, телеграмма, которую написал Берия Сталину, телеграмма эта была написана 21 июня 41 года. Текст такой: «Настаиваю на немедленном отзыве в Москву нашего посла в Берлине Деканозова, который бомбардирует меня дезой, что война начнется завтра».

В. Дымарский: Но он не успел?

Ю. Кантор: Отозвать не успел. Деканозова расстреляли позже.

В. Дымарский: Как расстреляли, кстати говоря, в конце 41-го года за то, что он недостаточно дружелюбно где-то высказался о Германии.

Ю. Кантор: Могли.

В. Дымарский: По-прежнему, всё по-прежнему, машина работает…

Вернувшись в СССР, ветеран органов и ставленник наркома внутренних дел Лаврентия Берии Владимир Деканозов с октября 1941 года работал заместителем наркома иностранных дел (курировал страны Азии, кадры и финансы). Арестовали его только 30 июня 1953 года после падения Берии и 23 декабря расстреляли.

Источник фальшивой «телеграммы Берия» изданная в 1988 году книга писателя Овидия Горчакова «Накануне, или Трагедия Кассандры»:

«Из радиограммы посла СССР в Германии В. Г. Деканозова:
„21 июня… Перед обедом я заявил тов. И.Ф. Филиппову, корреспонденту ТАСС, и работникам посольства, что нет никаких причин для тревоги и паники, что мы не можем идти на поводу у наших врагов и должны уметь различать между правдой и пропагандой. Ни Риббентропа, ни его ближайших помощников нет в Берлине, где стоит великолепная летняя погода. Представитель НКВД И. Ахмедов получил донесение нашего агента о том, что якобы завтра, в воскресенье 22 июня, Германия нападёт на СССР. Я сказал ему и его начальнику Б. Кобулову, чтобы они не обращали внимания на подобные „утки“, и посоветовал нашим работникам выехать завтра на пикник“.

…Из докладной записки Л. П. Берии И. В. Сталину:
«21 июня 1941 года… Я вновь настаиваю на отзыве и наказании нашего посла в Берлине Деканозова, который по-прежнему бомбардирует меня „дезой“ о якобы готовящемся Гитлером нападении на СССР. Он сообщил, что это „нападение“ начнется завтра…

То же радировал и генерал-майор В.И. Тупиков, военный атташе в Берлине. Этот тупой генерал утверждает, что три группы армий вермахта будут наступать на Москву, Ленинград и Киев, ссылаясь на свою берлинскую агентуру. Он нагло требует, чтобы мы снабдили этих врунов рацией… (подпольную организацию Шульце-Бойзена и Харнака. — О. Г.).

Начальник разведупра, где еще недавно действовала банда Берзина, генерал-лейтенант Ф. И. Голиков жалуется на Деканозова и на своего подполковника Новобранца, который тоже врёт, будто Гитлер сосредоточил 170 дивизий против нас на нашей западной границе…

Но я и мои люди, Иосиф Виссарионович, твердо помним Ваше мудрое предначертание: в 1941 году Гитлер на нас не нападет!..»

…На старой папке, где хранятся эти донесения, выцветшими фиолетовыми чернилами чьей-то рукой пронумерованы фонд, опись, дело…».

Номера фонда-описи-дела Горчаков не указал, потому что выдумал письмо от первой до последней строчки. Если Деканозов 21 июня сообщает, что завтрашнее нападение Германии «утка», а Берия в тот же день утверждает то же самое, зачем приписывать полпреду обратное? Да ещё и требовать отставки своего проверенного подручного?

Другого ближайшего соратника Берии Богдана Кобулова, Деканозов упоминает как одного из руководителей НКВД. Но Кобулов занимал должность 1-го замнаркома Комитета Государственной безопасности, выделенного из НКВД 3 февраля 1941 года.

Согласно журналу посетителей Сталина, Берия находился в его кабинете с 20.20 до 20.45, 20 июня и с 19.05 до 23.00 (с перерывом), 21-го. Зачем тогда подкидывать пафосные записки? Тем более зная, что приведение войск в боевую готовность уже началось. Например, командующий Прибалтийским военным округом Фёдор Кузнецов издал соответствующий приказ №00229ов/сс ещё 18-го.

Смысл лжи Горчакова легко понять, помня что он не только литератор, но и разведчик, а также номенклатурный переводчик (переводил выступления иностранных гостей на съездах и пленумах КПСС). В своём творчестве он колебался с линией партии и в 1956 году включился в разоблачение Сталина, завершив «Трагедию Кассандры» вот так:

«Закроем эту старую папку с пожелтевшими за много лёт машинописными страницами. Полустертые грифы „Совершенно секретно“ и „Хранить вечно“. „Дело начато…“ „Дело окончено…“ Окончено ли? Троя пала. Но Родина наша победила. Победила вопреки Берии и Сталину. Ценой более 20 миллионов жизней».

Ну вот и Кантор с Дымарским тоже доказывают, что «вопреки». Не брезгуя и самим врать, и чужие побрехушки использовать.