Павел порвал с Австрией после того, как она помирилась с Францией

Вершинин Лев Рэмович:

И наконец о Суворове. Вспоминаем прописи. Конец XVIII века. Революция во Франции ломает все правила и крушит все устои. А заодно и границы. Республика переворачивает вверх дном мир. Площади Парижа залиты кровью, во рвах лежат тысячи обезглавленных «врагов народа», а в обозе революционных армий едут передвижные гильотины. О диких грабежах на «революционизированных» территориях умолчим. Особенно страдает ближайший сосед Франции — Св. Римская империя (Австрия). Французы захватили Италию, заняли Швейцарию, вошли в Тироль. В этой ситуации Австрия умоляет Россию о помощи. России, в принципе, на фиг эта война не нужна. Но — гильотины и прочая дребедень нужны ещё меньше. А главное: договор. Павел Петрович — не тот мужик, который нарушает слово. Так что русская армия идёт в Италию. И побеждает. Не для себя — для Австрии. Каких-либо территориальных интересов у Павла в этой войне нет. Сложные политико-дипломатические нюансы опускаю за ненадобностью, но факт в том, что у корпуса Суворова, ни единого поражения не потерпевшего, в конце концов возникла необходимость отступать. А отступать получается только через Швейцарские Альпы. И русская армия совершает свой знаменитый переход. Суворов, как известно, прорывается и уходит. После чего Австрия вскоре мирится с Францией, Павел рвёт договор с Веной и заключает мир с Республикой. За что его вскоре и душит английская агентура. Скажите на милость, есть ли в этой истории хоть малейшие признаки русской агрессии?

Вершинин лжёт. Россия не была обязана защищать Австрию от Франции, воевала с французами с целью присоединения новых территорий и вышла из войны раньше австрийцев. Попытки представить Павла I вегетарианцем среди европейских хищников нелепы и противоречат реальности.

Австро-российский договор, подписанный австрийским императором Иосифом II 1 июня, а российской императрицей Екатериной II 4 июня 1781 года, предусматривал совместный военные операции против Османской империи. Помогать Вене против западноевропейских стран в Санкт-Петербурге не обязывались. И потому, когда у Австрии в 1790 году обострились отношения с Пруссией, Екатерина дала понять, что вмешиваться не собирается. Не стала она ввязываться и в войну, которая Австрия и Пруссия с 1792 года, а Великобритания, Испания, Нидерланды и большинство итальянских государств с 1793 г. вели против Франции. Точнее обещала помочь, но реально послала только небольшую эскадру для блокады французского побережья, а сама присоединила украинские, белорусские да прибалтийские земли Речи Посполитой. После чего нацелилась на Константинополь, планируя посадить на престол воссозданной Византии внука, специально названного Константином.

После смерти Екатерины на престол вступил её сын Павел, давно одержимый идеей борьбы с французской революцией. Тем не менее, он долго воздерживался от вмешательства. Ситуация изменилась, когда Франция в 1798 году захватила остров Мальта в Средиземном море, а владевший ей рыцарский орден отдался под покровительство Павла, избрав его Великим Магистром. Император загорелся идеей присоединить Мальту к России и велел издать карту, на которой остров значился бы российской губернией.

В следующем году вступил в войны с Францией. В Европу двинулись три русских корпуса: фельдмаршала Александра Суворова в Италию, генерал-лейтенанта Александра Римского-Корсакова в Швейцарию и генерал-лейтенанта Ивана Германа в Голландию. В Средиземное море вошла русская эскадра вице-адмирала Фёдора Ушакова. Первые два русских корпуса действовали совместно с австрийцами, а третий вместе с англичанами.

Суворов быстро разгромил французов, изгнав их из северной Италии. Однако корпуса Римского-Корсакова и Германа, потерпели поражения вместе с союзниками, и двинувшийся в Швейцарию Суворов с трудом вырвался из ловушки. На Средиземном море Ушаков вместе с турецкой эскадрой принудил к капитуляции вражеские гарнизоны на Ионических островах, превратившихся в республику под совместным покровительством России и Турции. Её столица Корфу стала базой русского флота. Опираясь на неё, русские эскадры успешно действовали у побережья южной Италии, а высаженные ими десанты помогли изгнать французов из Неаполя и Рима

Павел, не без оснований возлагавший на австрийцев вину за провал в Швейцарии, 22 октября 1799 года приказал Суворову возвращаться в Россию, а 22 декабря отозвал Ушакова. В письме императору Австрии Францу II приложенном к приказу об отзыве Суворова царь сообщил:

«Видя из сего, что мои войска покинуты на жертву неприятелю тем союзником, на которого я полагался более, чем на всех других, видя, что политика его совершенно противоположна моим видам и что спасение Европы принесено в жертву желанию распространить Вашу Монархию, имея притом многие причины быть недовольным двуличным и коварным поведением Вашего министерства (которого побуждения не хочу и знать, в уважение высокого сана Вашего Императорского Величества), я с тою же прямотою, с которою поспешил к Вам на помощь и содействовал успехам Ваших армий, объявляю теперь, что отныне перестаю заботиться о Ваших выгодах и займусь собственными выгодами моими и других союзников. Я прекращаю действовать заодно с Вашим Императорским Величеством, дабы не действовать во вред благому делу» («А.В. Суворов. Слово Суворова. Слово Современников. Материалы к биографии». 2000 г.).

Австрия после выхода России из войны продолжала воевать. Лишь после тяжёлых поражений австрийской армии в битвах при Маренго 14 июня и Гогенлиндене 3 декабря 1800 года она подписала с Францией Люневильский мирный договор 9 февраля 1801 года.

Россия формально подписала мирный договор с Францией 10 октября 1801 года, уже после убийства Павла и воцарения его сына Александра I. Однако реально она весь предыдущий год не воевала против французов, а затем фактически выступала в качестве их союзника. После того, как британцы 5 сентября 1800 года заняли Мальту, оскорблённый этим Павел арестовал их торговые суда в российских портах, а затем отправил свыше 20 тысяч донских казаков для вторжения в британские владения в Индии (после убийства императора 24 марта 1801 года поход был прерван).