Николай II организовал военную промышленность, которая не снилась нашим западным союзникам

Тихон (Георгий Александрович Шевкунов):

Россия так же, как и все остальные страны, кроме Германии, вступила в войну, в общем-то, неподготовленной. У нас был снарядный голод, оружейный голод. Хотя — и это опять возвращение к тому, что представляла собой Российская империя, — к началу войны, к примеру, у России насчитывалось 263 самолёта, а в Германии было меньше — 232, в Англии меньше — 258, во Франции меньше — 156. А у нас 263 самолёта, это очень немало. А к концу войны Николай Александрович организовал такую военную промышленность, которая не снилась даже нашим западным союзникам. И к 1917 году у нас уже было 1500 аэропланов. Представляете, что это такое?

В ходе боевых действий Великобритания выпустила 2671 танк, Франция — 4054, Россия ни одного (С.Федосеев «Танки Первой мировой войны»). Поклонники Николая II указывают, что нечестно сравнивать производство у союзников за всю войну, а у нас без её последнего года? Но и тогда у наших заклятых друзей выходит около 2,5 тысяч. Самолётов за 1914–1917 гг. Россия выпустила 3710, в подавляющем большинстве иностранных типов с импортными авиамоторами, Великобритания 22 421 аэроплан, Франция — 27 494. Пулемётов произведено соответственно 27 476, 139 600 и 137 842. (Н. Н. Головин «Военные усилиях России в Мировой войне» и Kevin D. Stubbs, Ronald J. Grele. Race to the Front: The Materiel Foundations of Coalition Strategy in the Great War). Завидовать стране, производящей в 5 раз меньше пулемётов и в 6–7 раз меньше самолётов, англо-французы могли исключительно в мечтах Тихона и ему подобных.