Немцы потеряли под Ельней 45 тысяч убитыми, под Смоленском 500 тысяч, за три недели под Москвой 120 тысяч. Финны в Финской войне больше 48,3 тысяч

Фото Александра Миридонова

Мединский Владимир Ростиславович:

Под Смоленском наши безвозвратные потери составили 486 171 человек, а санитарные 273 803 человека. Страшные цифры. Но и у немцев танковые дивизии лишились половины личного состава и машин, общие потери составили около полумиллиона человек. Впервые — уже в первые месяцы войны мы выходим на паритет по потерям… 8 сентября Ельнинский выступ, вдававшийся в нашу оборону, был срезан. Пять немецких дивизий потеряли за неделю боёв на одном участке фронта 45 тыс. человек. Теперь прошу минуту внимания. При разгроме Франции и всей её армии, при разгроме английских экспедиционных сил во Франции, захвате Бельгии, Голландии, Люксембурга германская армия потеряла 45 774 убитыми. То есть столько же, сколько под Ельней в сентябре 1941-го за неделю — за целый год (!) войны в Европе.

«Война. Мифы СССР. 1939–1945»

Из директивы по стратегическому сосредоточению и развёртыванию войск («Операция Барбаросса»). Генеральный штаб. Оперативный отдел. № 050/41. Отпечатано 20 экз. Совершенно секретно. Только для командования. 31 января 1941 г

«Операции должны быть проведены таким образом, чтобы посредством глубокого вклинения танковых войск была уничтожена вся масса русских войск, находящихся в Западной России. При этом необходимо предотвратить возможность отступления боеспособных русских войск в обширные внутренние районы страны».

Два-три месяца. Максимум — пять. Это не шапкозакидательство — этой национальной славянской болезнью генералы вермахта не страдали. Это был план, базированный на всей предыдущей success story — истории успеха немецкого оружия. Вся кампания во Франции заняла у них лишь 14 дней, а в Польше — 18, на четыре дня больше. Германия ждала от своего фюрера, а фюрер от своего вермахта — блицкрига.

«Война. Мифы СССР. 1939–1945»

Оккупация Норвегии стоила Германии 1317 убитых. Захват Греции — 1484 человека. Польши — 10 572 человека. Только на одном участке Восточного фронта, растянувшегося от Карелии до Чёрного моря, в течение всего лишь трёх недель под Москвой с 6 декабря по 27 декабря 1941 года — немецкая армия потеряла убитыми 120 тыс. человек. Эти три недели схватки с нашими «мифическими», никогда не существовавшими «панфиловцами», «трусливой комиссарской сволочью» — политруками клочковыми и «сопливыми школьницами» зоями космодемьянскими — обошлись лучшей в мире военной машине боевых потерь в 10 раз больших, чем все её боевые действия и полная оккупация трёх значительных по площади и по ресурсам европейских стран.

«Война. Мифы СССР. 1939–1945»

То, что в Финской войне только Красная Армия несла тяжёлые потери,— это миф. 48,3 тысячи солдат убитыми для Финляндии, чтобы понимать, — это пропорционально к числу жителей США 5–6 млн. Подчеркну, именно солдат — в армии. А в боевых действиях принимали участие также бойцы военизированных организаций — чисто финский феномен. Так что на самом деле реальные потери финнов ещё выше.

Советские историки могли без труда замалчивать количество погибших красноармейцев и многократно завышать неприятельские потери. Отечественные архивы были закрыты, зарубежные исследования малодоступны, и проверить демонстрируемую читателям цифирь было невозможно. Сейчас источников достаточно, и Мединский даже пытается их использовать, но при этом врёт, противореча самому себе.

Например, он пишет, что «Исследование американского военного ведомства «Джемен менпауэр» — наиболее солидное по статистическому аппарату — определяло число погибших и пропавших без вести немецких солдат в 5 100 728 человек». Пойдём дальше и признаем цифры автора книге исследования «Человеческие жертвы Второй мировой войны в Германии» Рюдигера Оверманса, который насчитал 5,3 млн. Это значительно больше, чем аналогичные цифры других авторов. Даже в отечественной и официозной работе «Россия и СССР в войнах XX века: Потери вооружённых сил» под редакцией генерал-полковника Григория Кривошеева указано всего 4,457 млн убитых и 381 тысяча умерших в советском плену.

По данным Оверманса, гитлеровцы за июль — сентябрь 1941 года на всём Восточном фронте потеряли 185 198 человек убитыми. Пленных, согласно справке начальника 2-го отдела Главного управления по делам военнопленных и интернированных А. Бронникова, Красная Армия за весь 1941 год взяла 9147 человек. То есть безвозвратные потери немцев на всём Восточном фронте в 2,6 раза меньше, чем у Красной Армии на одном только Смоленском направлении.

Рекомендуем кассе, в которой Мединский получает зарплату, однажды выдать ему 38% от обычной суммы, объяснив, что новый оклад выходит на паритет с прежним. Возможно, после этого его мозги встанут на место, но пока что их обладателя несёт всё дальше и дальше.

Согласно дневнику начальника германского Генерального штаба Франца Гальдера, вермахт за сентябрь 1941 года потерял 34 221 человека убитыми и пропавшими без вести. Гальдер писал свой дневник по горячим следам, имел неполные сведения, и более точный Оверманс пишет о 51 033 убитых. Но это на всём фронте от Мурманска до Севастополя, на всю глубину от Бреста до передовых окопов и за весь сентябрь, а не на пятачке вокруг Ельни с 30 августа по 8 сентября.

Если предположить, что пять немецких дивизий, имеющих по штату 84 295 человек, за неделю лишились 45 тысяч только убитыми и пленными, то с учётом раненых и потерь за предыдущие месяцы их жалкие остатки были бы тут же отведены в тыл. Именно так случилось в феврале 1944 года с ошмётками германской группировки, окружённой в Корсунь-Шевченковском котле и потерявшей там убитыми, ранеными и пленными больше половины личного состава. Между тем дивизии, отступившие из-под Ельни, остались на фронте и через три недели участвовали в наступлении на Москву.

Историк Александр Заблотский в сборнике «Забытые победы Красной Армии» на основании немецких документов оценивает немецкие потери в 17 тысяч убитыми, раненными и пропавшими без вести. Операция во Франции, Бельгии и Нидерландах, длившаяся не 14 дней как пишет Мединский поначалу, и не год, как он опровергает себя несколькими страницами позже, а 45 дней, обошлась Гитлеру в 45 774 убитых и пропавших без вести, и 111 034 раненных. (Польская кампания тоже длилась не 18, а 35 дней).

Далее шулерство не прекращается. Чем дальше, тем больше Мединский манипулирует цифрами, демонстрируя ловкость рук, достойную уличного напёрсточника. На самом деле немцы безвозвратно потеряли в Польше 17 692 человека, а в Норвегии — 3670. В континентальной Греции погибло и пропало без вести действительно 1484 человека, но к ним наш фокусник скромно «забывает» прибавить десантников, горных стрелков, лётчиков и моряков, погибших при захвате греческого острова Крит, — с ними получится 5470, а всего по трём странам не 13 373, а 26 832.

На первый взгляд, непонятно — к чему такое мелкое жульничество? Ведь на Восточном фронте погибли и попали в плен многие миллионы солдат Германии, и по сравнению с этой бойней их потери в Польше-Греции-Норвегии ничтожны, независимо от мединского усекновения. Но для намеченной подтасовки в конце процитированного абзаца фальсификация необходима. Потому что иначе пропадает красивая фраза о том, что бои 6–27 декабря 1941 года под Москвой стоили немцам в 10 раз больших потерь, чем оккупация Греции, Норвегии и Польши.

Само собой, 120 тысяч немцев, убитых под Москвой с 6 по 27 декабря 1941 года, тоже враньё. Согласно Овермансу, за октябрь — декабрь 1941 года гитлеровцы на всём Восточном фронте потеряли 117 297 человек убитыми, то есть в среднем по 39 099 в месяц. В основном действительно в битве за столицу но не только. Одновременно шли жестокие бои за Тихвин, Ростов и Севастополь.

Жульничество с 48,3 тысячами погибших финнов иного рода. Тут Мединский воспользовался ошибкой переводчика. Хотя в ранее опубликованной книге «Великая оболганная война» члена нашей редколлегии Игоря Пыхалова она разобрана досконально:

«Первоисточником этой цифры является опубликованный в газете «За рубежом» № 48 за 1989 год перевод статьи подполковника генштаба Финляндии Хельге Сеппяля из финского журнала «Maailma ja me» (№ 9 за 1989 год): «Финляндия потеряла в «Зимней войне» более 23 000 человек убитыми, более 43 000 человек ранеными. При бомбёжках, в том числе торговых кораблей, были убиты 25 243 человека». Суммируя 23 000 и 25 243, ссылающиеся на публикацию в «За рубежом» и получают ту самую цифру в 48 243 убитых. На самом деле в оригинале статьи Сеппяля сказано следующее: «Suomi menetti talvisodassa yli 23 000 miestä kaatu­neina ja yli 43 000 miestä haavoittuneina. Pommituksissa ja kauppalaivastossa mukaan luetut huomioon ottaen kuolleita oli kaikkiaan 25 243». Что в переводе означает: «Финляндия потеряла в зимней войне свыше 23 000 человек убитыми и свыше 43 000 человек ранеными. Если принять во внимание потери гражданского населения при бомбёжках и потери гражданского флота, то общее число погибших — 25 243». Таким образом, цифра финских потерь в 48 тыс. убитых является следствием недоразумения и должна быть выведена из научного оборота».

Сеппяля не учёл некоторые категории погибших, включая членов военизированных организаций Финляндии, иностранных добровольцев и др. С ними выходит 26 698, но всё равно почти вдвое меньше, чем в продвигаемой Мединским фальшивке.