Наполеон потерял при Бородино 58 тысяч и не считал, что победил

Фото Александра Миридонова

Мединский Владимир Ростиславович:

В Бородинском сражении погибло 58 тысяч французов, в том числе 47 генералов. Русские потери — 44 тысячи человек, в том числе 23 генерала. За всю же кампанию 1812 года потери русской армии не превысили 80 тысяч человек ранеными и убитыми, 100 тысяч заболевшими и обмороженными, 5 тысяч пленными. Потери же французов составили не менее 200 тысяч убитыми и ранеными, 100 тысяч обмороженными и заболевшими и 250 тысяч пленными. Почти все раненые тоже попали в плен… Даже Наполеон в своих воспоминаниях не решился приписать себе и тень победы под Бородино! По его словам, «французы были достойны того, чтобы победить, а русские заслужили снискать себе славу непобедимых».

Фразу процитированную Мединским Наполеон никогда не произносил. Её ввёл в оборот без каких-либо ссылок на первоисточники в работе «Отечественная война и русское общество» военный историк Николай Михневич. В наполеоновских же мемуарах написано «Московская битва — моё самое великое сражение: это схватка гигантов. Русские имели под ружьём 170 000 человек; они имели за собой все преимущества: численное превосходство в пехоте, кавалерии, артиллерии, прекрасную позицию. Они были побеждены!» и даже «С 80 000 армией я устремился на русских, состоявших в 250 000, вооружённых до зубов, и разбил их».

Разумеется его величество привирает, поскольку русская армия имела лишь 115 тысяч солдат регулярной армии и 7 тысяч казаков. Однако Наполеон действительно вытеснил её с основных позиций и вынудил к дальнейшему отступлению, и потому может считаться победителем.

Потери армии Наполеона при Бородино указанные Мединским взяты со слов швейцарского перебежчика Александра Шмидта, которые чиновник переврал. Шмидт заявлял о 58 478 убитых и раненных. Поскольку количество раненных обычно в 2,5–3 раза больше, то согласно чиновнику-патриоту 134-тысячное воинство супостата вынесли полностью и Бонапарт вошёл в Москву в гордом одиночестве. В крайнем случае с несколькими генералами, которых реально погибло 8, а прочие упомянутые Мединским также раненные и контуженные. То же касается и русской армии: её потери, с учётом предшествовавшего генеральному сражению боя за Шевардинский редут — 44 тысячи убитыми, раненными и пленными.

Историк Алексей Васильев в работе «Потери французской армии при Бородино» справедливо указывает, что Шмидт врал, поскольку помимо прочего объявлял о 5095 убитых и раненных в 7-м саксонском корпусе. Хотя тот вообще в сражении не участвовал и действовал в районе Луцка. Общие потери Наполеона инспектор смотров его штаба Антуан Денье оценил в 28 086 человек. Васильев с учётом Шевардинского боя повышает их до 33–34 тысяч, и с ним согласны другие исследователи. Всего за кампанию 1812 года французский император, лишился до 450 тысяч убитыми, умершими от ран и болезней и пленными, а большая часть остальных дезертировала.

Общее количество погибших русской армии в 1812 году также многократно выше, чем сочиняет Мединский. Александр I в письме австрийскому императору Францу писал «Провидение пожелало, чтобы 300 тыс. человек пали жертвой во искупление беспримерного нашествия». С царём согласен один из крупнейших советских демографов Борис Урланис. В работе «Война и народонаселение Европы» он оценивает безвозвратные потери России в войнах с Наполеоном с 1805 по 1814 год (в 1815-м русская армия почти не принимала участие в боевых действиях) в 450 тысяч. Из них на кампании 1805–1807 и 1813–1814 гг. приходится 140 тысяч, на Отечественную войну — 220 тысяч (120 тысяч потери действующей армии и 100 тысяч умершие от болезней в тылу). Остальные потери «партизаны, погибшие в плену, от несчастных случаев и т.д.» Урланис по кампаниям не разбивает, но очевидно основная часть этих 90 тысяч приходится на 1812 год, а итоговая цифра получается близкая к данным Александра I.