Мифический князь Неклод якобы правил неким славянским племенем на старых мекленбургских землях

Жуков Клим Александрович:

XVII век, Мекленбург. Бернхард Латом и Иоганн Фридрих фон Хемниц — историки-любители, написавшие «Мекленбургские генеалогии», в которых пытались обосновать крайне любопытную идею. По их мнению, родственниками Рюрика были не только собственно Рюриковичи, но и Романовы, и все они вместе — славяне, которые происходят из мекленбургских земель. Надо сказать, что подобные изыскания были отчасти продиктованы политической конъюнктурой. В то время племянница Петра Первого Екатерина собралась замуж за местного герцога, и требовалось представить этот брак как династический, с глубокими историческими корнями. Для этого пришлось даже изобрести целую династию Неклотидов — по имени мифического князя Неклода, который якобы правил неким славянским племенем как раз на старых мекленбургских землях.

Наш читатель Егор обращает внимание, что немецкий историк Иоганн Фридрих фон Хемниц скончался в 1686 году и его изыскания никак не могут быть связаны с браком Екатерины Иоанновны и герцога Карла Леопольда Мекленбург-Шверинского, поскольку он состоялся 30 лет спустя. Не имела отношения к этому союзу и публикация «Магдебургских генеалогий» в 1708 году, коллегой Хемница Иоганном Хюбнером. На тот момент Карл-Леопольд был женат на дочери князя Нассау-Дица Генриха Казимира и о новой супруге не помышлял.

Ну и совсем странно выглядит пассаж о мифическом князе некоего славянского племени Неклоде. Потому что князь по имени Никлот совершенно реальное историческое лицо. Он правил племенем ободритов (бодричей), а также подчинёнными ему племенами хижан и черезпенян в 1131–1160 гг. на южном побережье Балтийского моря, владел в числе прочих городами Мекленбург и Росток, а с герцогом Саксонии Генрихом III то воевал, то использовал его войско против своих подданных.

Монах Гельмгольд из Босау (1120–1171) в своих «Славянских хрониках» пишет:

«В те дни, когда герцог находился в отсутствии, пришёл Никлот, князь земли бодричей, к герцогине Клементии в Люнебург и стал громко жаловаться перед ней и друзьями герцога, что хижане и черезпеняне начали понемногу бунтовать и противиться даням, которые платят по обычаю. И тогда были назначены граф Адольф с народом гользатов и штурмаров оказать поддержку Никлоту и подавить восстание непокорных. И граф выступил более чем с 2 тысячами избранных воинов. Никлот же тоже собрал войско из бодричей. И они отправились вместе в землю хижан и черезпенян и шли по неприятельской земле, уничтожая всё огнём и мечом. И разрушили знаменитое языческое святилище с идолами и другими заблуждениями. Жители, видя, что у них нет сил сопротивляться, откупились громадными деньгами и недостававшее в данях покрыли с избытком».

Затем отношения испортились.

«Герцог Генрих вторгся в землю славян с большим войском и опустошил её огнём и мечом. Никлот, видя храбрость герцога, сжёг все свои крепости, а именно Илово, Микилинбург, Зверин и Добин, принимая меры предосторожности против грозящей осады. Одну только крепость оставил он себе, а именно Вурле, расположенную на реке Варне, возле земли хижан. Отсюда они ежедневно выходили и устраивали слежку за войском герцога и из своих засад убивали неосторожных. В один из дней, когда войско стояло под Микилинбургом, отправились сыновья Никлота, Прибислав и Вартислав, чтобы причинить вред, и убили несколько человек из лагеря, вышедших за кормом. Храбрейшие из войска преследовали их и многих из них схватили, и герцог велел их повесить. Сыновья же Никлота, оставив коней и знатнейших мужей, пришли к отцу. Он сказал им: «Я полагал, что воспитал мужей, а они трусливее, чем женщины. Так лучше я пойду сам и попробую, не смогу ли я случайно больше преуспеть». И он отправился с некоторым числом избранных людей и устроил засады в потаённых местах, неподалеку от войска. И вот вышли отроки из лагеря на поиски корма для коней и подошли близко к засадам. Затем пришли солдаты вперемешку со слугами числом около 60, все в панцирях, спрятанных под одеждой. Не заметив этого, Никлот на самом быстром коне появился между ними, пытаясь кого-нибудь из них пронзить копьём, но копье прошло до панциря и, нанеся безопасный удар, отскочило. Он хотел вернуться к своим, но, внезапно окружённый, был убит, и никто из его сподвижников не оказал ему помощи. Голова его была опознана и доставлена в лагерь, к немалому удивлению многих, как это такой муж, по попущенью божьему, единственный из всех своих погиб. Тогда сыновья его, услышав о смерти отца, сожгли Вурле и скрылись в лесах, посадив семьи свои на корабли».

Война продолжалась долго, но в итоге Прибислав признал себя вассалом Генриха в обмен на сохранение за ним значительной части владений. В грамоте императора Фридриха I Барбароссы 19 сентября 1171 года сын Никлота именуется «князем Мекленбурга, Кессина и Ростока», а его онемеченные потомки правили Мекленбургом до 1918 года. Появлялись они и на других престолах. Дочь Екатерины Иоанновны и Карла Леопольда Анна Леопольдовна в 1740–1741 гг. была регентом России при своём малолетнем сыне Иоанне. Герцог Альбрехт Мекленбургский носил корону Швеции в 1363–1389 гг. Дочь представителя Мекленбургского дома Генриха Владимир Альбрехта Эрнста Юлиана с 1948 по 1980 год являлась королевой Нидерландов.

О связях Никлотидов с Рюриковичами Хемниц не писал. Он объявил Рюрика сыном Годлиба (Богуслава), убитого датчанами в 808 году и принадлежащего к другой династии ободритских князей. Немецкий историк Бернгард Латом возвёл её к Радагасту, которого отождествлял с варварским вождём Радагайсом, казнённым римлянами в 406 году. Доказательства у него отсутствуют, как и у Хемница. Последний ссылается на некую летопись 1418 года, но ни её названия, ни других подробностей не сообщает.

Славянские города Мекленбурга на карте из Большой Советской энциклопедии