Геббельса повесили. Вавилова расстреляли. Коперника сожгли

Фото Дмитрия Рожкова

Латынина Юлия Леонидовна:

И отсюда проистекает чётвертый закон геббельсовской лжи: главной жертвой геббельсовской лжи является сам Геббельс. Потому что почему-то все восхищаются геббельсовщиной и говорят: «Ой, ребята, как круто!» Да, ребята, Геббельса-то повесили.

«Эхо Москвы», 22 ноября 2008 г.

Тоталитарные режимы в состоянии уморить миллионы человек. Но оказывается, что они не в состоянии их прокормить. Они в состоянии строить ракеты. Но оказывается, что они не в состоянии обеспечить жителей автомобилями. То есть они могут позволить себе расстрелять Вавилова, посадить Королёва.

«Эхо Москвы», 14 февраля 2009 г.

Киллер извернулся в воздухе и приземлился прямо на вибрирующую ленту проката. Этого не стоило делать. Возможно, автоматчика ввёл в заблуждение серый цвет прошедшего через тонны воды металла, – но даже сейчас, в самом конце дорожки, температура листа составляла не меньше восьмисот градусов. Это было в полтора раза меньше прежней температуры сляба. Но это было на сто градусов больше температуры костра, на котором сожгли Коперника.

Роман «Стальной король», 2000 г.

О да, это сейчас Рим извиняется за сожжённого Коперника и признаёт свободу совести, – когда церковь ослабела. Как там сказал Атос? «А теперь, гадина, когда я у тебя вырвал зубы, кусайся, если можешь».

Часто Латынина лжёт, желая подтасовать факты в угоду излагаемым в текстах взглядам, но тут другой случай. Замена умершего в собственной постели 24 марта 1543 года польского астронома Николая Коперника на его сожжённого итальянского последователя Джордано Бруно ничего не меняет по смыслу текста (недаром редакция «Новой Газеты» в основной интернет версии внесла поправку). То же самое с директором Всесоюзного института растениеводства Николаем Вавиловым и министром пропаганды Третьего рейха Йозефом Геббельсом. То, что первый не был расстрелян, а умер в тюрьме 26 января 1943 года, а второй застрелился 1 мая 1945 года, а не был повешен, не отменило ни крах Советского Союза, ни гибель Третьего Рейха. Однако начав врать, остановиться очень сложно.