Черчилль сказал — большей мерзости, чем демократия нет

Смирнов Димитрий Николаевич:

Я вообще-то, если хотите, убеждённый монархист. Я считаю, что Черчилль был прав — большей мерзости, чем демократия нет. Потому что это сплошной обман, просто сплошной. Я уже об этом говорил, могу ещё раз сказать.

Протоиерей Смирнов был одним из самых лживых священников в России, а среди лжецов в рясах являлся самым наглым. Когда отца Димитрия уличили, он признавался, что соврал сознательно и разъяснил, что так и надо.

Выступая в Палате общин британского парламента, экс-премьер-министр Уинстон Черчилль 11 ноября 1947 года сказал:

«No one pretends that democracy is perfect or all-wise. Indeed, it has been said that democracy is the worst form of Government except all those other forms that have been tried from time to time; but there is the broad feeling in our country that the people should rule, continuously rule, and that public opinion, expressed by all constitutional means, should shape, guide, and control the actions of Ministers who are their servants and not their masters».

(«Никто не притворяется, что демократия — идеал или ответ на все вопросы. Более того, было сказано, что демократия является наихудшей формой правления за исключением всех тех других форм, которые применялись время от времени; однако, в нашей стране распространено мнение, что править должен народ, править продолжительно, и что именно общественное мнение, выражаемое всеми конституционными способами, должно оформлять, направлять и контролировать действия министров, которые являются их слугами, а не хозяевами»).

Когда в интервью с телеведущим Владимиром Познером 20 марта 2012 года Смирнову предъявили фразу Черчилля целиком, прохвост не стал отпираться, а с удовольствием поведал (28.14–29.01) о своём жульничестве.

«…Если бы вы сказали своей пастве, что Черчилль говорит, что демократия не хороша, но она лучше всего остального, что есть, это было бы правда. А вы просто сказали, что сам Черчилль говорит, что демократия — это ужасающая вещь. Это разве довод честный? Вы же его полностью исказили.
– Почему? Я обрезал цитату.
– “Обрезать” — хорошее слово. Но вы её так обрезали, что получилось наоборот. Он сказал, что это лучшее из всего, что есть, хотя и не очень хорошее. А вы говорите, он сказал, что это ужасно и всё, точка.
– Вы знаете, бывает так, что читаешь какое-то стихотворение и понимаешь, что только одно четверостишье там гениальное, а всё остальное много хуже.
– То есть вы его решили поправить?
– Да. Немножко».