28 панфиловцев подбили 18 танков, остальные как вкопанные повернули обратно

Куманёв Георгий Александрович:

Ещё я хочу добавить к числу тех подвигов, их было очень много совершённых нашим народом и его доблестной Красной Армией … Это подвиг, который стоит в ряду легендарных подвигов — подвиг 28-ми гвардейцев-панфиловцев у разъезда железнодорожного Дубосеково в районе Волоколамского шоссе. Это тоже под Москвой. Можете себе представить, что их на левом фланге было вначале 29-ть, но, когда появились танки противника, один бросился с поднятыми руками вверх, и воины его тут же пристрелили, как труса и предателя. Их осталось 28 на левом фланге — на острие. Но правый фланг полка — правый фланг — он отступил во главе с комиссаром полка Мухамедьяровым и командиром полка — полковником Капровым отступил на десятки километров. И воины левого фланга полка остались одни против 50-ти танков противника и роты пулемётчиков. И они на 4,5 часа задержали это вражеское наступление, подбив 18 танков. А остальные, как вкопанные, повернули обратно или остановились на месте.

Очередную ложь Куманёва на ресурсе другого любителя исторического вранья Сергея Кургиняна обнаружил наш постоянный читатель Пётр Баранов. Куманёв, комбинирует две фальшивки корреспондента Александра Кривицкого из газеты «Красная Звезда». В его статье «Завещание 28 павших героев» за 28 ноября 1941 года, отрядом командует вымышленный политрук Диев. В публикации «О 28 героях» за 22 января 1942 года, его заменяет реальный политрук Клочков, а урон противника увеличивается с 18 до 20 с лишним танков. Двадцать девятый боец, пытавшийся сдаться, присутствует в обоих текстах.

По мнению подробного изучившего тему Баранова, прототипом Диева стал младший политрук сводного отряда истребителей танков 1073-го полка 316-й стрелковой дивизии Андрей Георгиев. По воспоминаниям коменданта штаба полка Леонида Мельникова, в бою 17 ноября отряд подбил 4 танка, а погибший Георгиев ошибочно упомянут как Егордиев. Возможно, Кривицкий расшифровал искажённую фамилию как Егор Диев, а потом исправил ошибку.

Потери немецкой бронетехники за 16–18 ноября 1941 года указаны в донесении исполняющего обязанности командира 316-й дивизии, её начальника штаба полковника Ивана Серебрякова за №25 от 19 ноября (комдив Иван Панфилов погиб 18-го). Согласно этому документу дивизия подбила и сожгла 15 танков, из них 8 попали в прицел артиллеристов, а соответственно 3 и 4 на счету 1073-го и 1075-го стрелковых полков. Именно в последнем и числилась 4-я рота 2-го батальона во главе с капитаном Павлом Гундиловичем и политруком Василий Клочковым. Она никак не могла вывести из строя 18 танков, когда на счету всей дивизии их 15. Месяц спустя, 12 декабря Гундилович написал вдове Клочкова письмо о гибели мужа, которое сфотографировал на выставке «В штабах Победы» блогер gistory. Про танки в письме вообще ничего не говорится.

«Утром завязался бой с значительно превосходящими силами противника. Бойцов, воспитанных Василием Георгиевичем, не смутило численное превосходство врага. Завязался неравный бой. Шквальным пулемётными и ружейным огнём противнику был нанесен значительный урон. Несколько десятков фашистских собак валялось убитыми пред нашим фронтом, в том числе 4 фашиста сраженных меткими выстрелами Василия Георгиевича. Мы с ним находились как всегда в одном окопе, вели огонь, поражая без промаха врагов. Подходил к концу третий час боя и в это время вражеская пуля сразила моего боевого товарища».

Танковый батальон 2-й танковой дивизии вермахта пошёл в атаку 16 ноября не в сопровождении одной пулемётной роты, а с мотопехотным полком из трёх батальонов при поддержке дивизионной артиллерии. К вечеру германская боевая группа оттеснила 1075-й полк на 10–12 километров, а не на десятки, как врёт Куманёв. Отошли и остатки 2-го батальона. Командира полка Илью Капрова и комиссара Ахмеджана Мухамедьярова отстранили от должности, но вскоре командование разобралось, что они сделали, что могли, и восстановило обоих. Капров и Мухамедьяров с честью прошли войну и не заслужили, чтобы их память порочила проститутка от истории, несущая бред про танки, которые «как вкопанные, повернули обратно».

Последняя страница донесения начальника штаба панфиловской дивизии Ивана Серебрякова