Вермахт потерял в 1940 году танков во Франции больше, чем в СССР в июне-июле 1941 года

Солонин Марк Семёнович:

Заслуживает внимания и соотношение потерь немецких танков:

Особенно впечатляют практически равные цифры потерь средних немецких танков (Pz-III и Pz-IV) на Западном и на Восточном фронтах — и это при том, что основным орудием французской ПТО была 25-мм «Марианна» фирмы Гочкис, а противотанковые вооружения Красной Армии начинались с 45-мм пушек в стрелковых дивизиях и заканчивались 76-мм и 85-мм пушками в составе ПТАБов. Мы не стали здесь учитывать потери пулемётных танкеток Pz-I. Во-первых, потому, что это не танк, во-вторых, потому, что огромные их потери во Франции (182 единицы) сделают соотношение потерь ещё более сюрреалистичным.

Заглянув в монографию «Сухопутная армия Германии. 1933–1945 гг.» начальника организационного отдела германского Генштаба Бурхарда Мюллера-Гиллебранда, которую Солонин регулярно и с полным доверием цитирует, мы увидим совсем другие цифры потерь бронетехники. Согласно представленной в главе «Дополнение Б. Оснащённость танками, штурмовыми орудиями и противотанковыми пушками на самоходных лафетах в ходе войны» таблице помесячных потерь, немцы за июнь-июль 1941 года лишились 250 T-I, 203 Т-II, 308 чехословацких 38(t), 309 Т-III, 178 Т-IV, 30 командирских на базе T-I и 30 штурмовых орудий на базе Т-III. То есть 1348 машин против 822 потерянных во Франции, и почти все на востоке. (Единственное заметное исключение — 15 танков и самоходок, потерянных Африканским корпусом при отражении наступления британцев 15–17 июня 1941 года у ливийско-египетской границы, противник лишился почти сотни).

Кроме того, в таблице потерь Мюллера-Гиллебранда учтены далеко не все танки и самоходки. Отсутствуют у него 240 самоходных орудий 47-мм и 150-мм калибра (все на шасси Т-I). Не упомянуты 35(t) и другие чехословацкие машины в составе 6-й танковой дивизии вермахта, а также армий Румынии и Словакии, хотя их советскую границу пересекло 338. Ещё в германских, румынских и финских рядах обнаруживается свыше 200 танков французского и британского производства (не считая 204-го германского танкового полка с французской материальной частью, вступившего в бой 5 июля). И, наконец, советские танки, захваченные финнами в 1939–1940 гг. и бронетехника итальянцев и венгров, дают оккупантом ещё почти 300 боевых единиц.

Все они горели и взрывались, что прекрасно видно по боевому пути четырёх воинских частей, в которые входили 113 танков и самоходных орудий из 1,1 тысячи неучтённых Мюллером-Гиллебрандом. Из 27 самоходок 529-го противотанкового батальона к 27 июля списано 4 (Т. Jentz, Panzerjaeger (3.7 cm Tak to Pz.Sfl.Ic): Development and Employment from 1927 to 1941, 2004 г.). После боёв у Санока 27 июня и под Липовцами 22–23 июля ушло на металлолом 7 танков из 47, участвовавших во вторжении в составе словацкого танкового полка (А.Харук, «Главный бой подвижной бригады», warspot.ru, 14 мая 2019 г.). При прорыве Рава-Русского укреплённого района 29 июня 1941 года сгорело 2 французских огнемётных B-2(f) из 30 машин 102-го огнемётного танкового батальона (Ю.Пашолок, «Большой француз с балочным крестом», warspot.ru, 17 мая 2017 г.). Из 9 британских Mk IV 744 (e) в составе 100-го огнемётного танкового батальона, по свидетельству того же автора, до конца июля не дожил ни один.

Легко подсчитать, что потеряна каждая пятая боевая единица, а значит, с аналогичным уроном других частей, гитлеровцы и их союзники к концу июля лишились свыше 1,5 тысяч танков и самоходных артустановок, а не 503, как врёт Солонин.