Турецкий паша отрубил голову на обеде с художником Делакруа

Кургинян Сергей Ервандович:

Есть такая история о крупном французском художнике Делакруа. Он Востоком интересовался. Как-то приехал в Турцию, где его принял паша. Паша говорил по-французски не хуже, чем Делакруа. Он знал все новости — балет, литература. Стол был сервирован так, как ни в каком ресторане Парижа. Паша сказал, что он восхищён творчеством Делакруа, только одно но. Он хочет чуть-чуть внести коррективы. Когда Делакруа пишет головы отрубленные, на пике, он изображает кусок шеи и потом пику, которая воткнута в шею. А на самом деле мышцы шеи при отсечении головы вбираются внутрь головы, поэтому обрубка этого быть не может. Делакруа сказал, что это вопрос спорный и он не хочет об этом так подробно. Дело же было за обедом. На что паша отвечает: «Что значит спорный? Али, иди сюда». Отсекает ему голову и говорит: «Вот видите?». Делакруа утром уехал.

Французский художник Эжен Делакруа (1798–1863) в Османскую империю не ездил. Даже картину «Резня на Хиосе», посвящённую расправе турок над восставшими жителями этого острова, он написал в родном Париже. Кургинян перепутал его с жившим на несколько веков раньше венецианцем Джентиле Беллини (1429–1507), который действительно посетил Стамбул по приглашению султана Мехмеда II, который пожелал иметь свой портрет. Именно про него и существует исторический анекдот о слуге, которому султан отрубил голову, чтобы показать маэстро особенности анатомии трупа. Писавшая о поездке Беллини историк искусств Софья Багдасарова подчёркивает, что это именно анекдот, причём изначально звучавший по-другому. Мехмед просто велел принести во дворец тело только что казнённого преступника, благо их хватало — султан отличался суровым нравом. Лоббируя интересы своей исторической родины Армении против Турции и Азербайджана, Кургинян мог найти сколько угодно реальных примеров турецких зверств, но исхалтурился и предъявил ничем не подтверждённую байку.