Крестоносцы захватили Константинополь, потому что византийцы воспринимали их как братьев по вере

Тихон (Георгий Александрович Шевкунов):

Запад всеми правдами и неправдами стал вовлекать Византию в зарождающийся тогда прообраз всеевропейской торговой организации и, воспользовавшись одним из сложных периодов в жизни империи, добился своего: император Алексий Комнин на самых невыгодных для страны условиях подписал международный торговый договор, названный «Золотая булла». На поверку этот договор оказался кабальным и выгодным только Западу.

До поры до времени все были довольны: оживилась торговля, в городских лавках и магазинах появилось невиданное прежде изобилие европейских и азиатских товаров… Но всё это не далось даром: за считанные десятилетия отечественное производство и сельское хозяйство деградировали стремительными темпами.

Разорились или попали в зависимость от иностранцев все византийские предприниматели. Когда всерьёз спохватились, оказалось уже поздно. Был аннулирован договор «Золотая булла» и император Андроник попытался вернуть стране текущие потоками за границу доходы. Он конфисковал все до одного иностранные коммерческие предприятия, высасывающие последние ресурсы из экономики государства. Это не прошло даром ни ему, ни империи. Его зверски убили, а Венецианская республика, ставшая к тому времени крупнейшей финансовой олигархией, наняла целый крестовый поход и вместо Святой Земли направила его на грабеж Константинополя. Византийцы, которые до этого воспринимали крестоносцев, в общем-то, как братьев по вере и военных союзников, были настолько не подготовлены к такому коварнейшему удару, что не организовали должного сопротивления. В 1204 году французский, германский и итальянский контингенты западных союзников осадили Константинополь и захватили его. Город был безжалостно разграблен и сожжён.

Ещё не епископ, но уже опытный пропагандист, Шевкунов виртуозно сочетает в своём сценарии прямую ложь с лукавыми недомолвками. К реальности сочинённая им сказка о противостоянии коварного дикого Запада и наивной благостной Византии имеет крайне отдалённое отношение.

Основатель династии Комнинов, император Алексей I действительно в 1082 году предоставил венецианцам право беспошлинной торговли взамен на помощь в борьбе с норманнским правителем южной Италии Робертом Гвискаром. Флот Венеции разгромил норманнов на море, перерезал коммуникации их армии на Балканах и Алексей после трёх поражений, в четвёртой битве смог разбить захватчиков. Его победе способствовало и вторжение в Италию германского императора Генриха IV. Император напал на союзника Гвискара, римского папу Григория VII, и Роберту срочно пришлось возвращаться спасать его с частью войска. Вопреки байкам Тихона, европейские католики отнюдь не шли единым фронтом на православную Византию, а увлечённо колотили друг друга. До эпох объединённой Европы Наполеона, Гитлера и нынешнего Европейского Союза было ещё далеко.

В 1118 году наследник Алексея Иоанн II решил, что отказ от пошлин с венецианских купцов слишком дорого обходится казне и отменил отцовскую буллу. В ответ венецианский флот разорил византийское побережье, и в 1126 году привилегии пришлось подтвердить. Следующий император, Мануил I, постоянно воевал то с венграми, то с норманнами, то с армянским королевством в Киликии и, вопреки байкам Шевкунова, общая вера в Христа ему не мешала. Ему удалось отнять у Венгрии Боснию и Далмацию, и временно захватить Киликию, но занятые города в южной Италии удержать не получилось. Походы обходились дорого, денег не хватало, и в 1171 году император захватил венецианский квартал в Константинополе, часть его обитателей изгнал, других посадил в тюрьму, а имущество конфисковал. Затем, чтобы создать противовес Венеции, Мануил обратился за помощью к соперникам Венеции Генуе и Пизе. Пошлины с них снизили и позволили создать в Константинополе свои кварталы.

Радовались итальянские коммерсанты недолго. При правлении правнука Алексея I — Алексея II Константинополь превратился в поле битвы между кликами, окружающими его трон. Сторонники матери 13-летнего монарха Марии Антиохийской сцепились с кланом дочери Мануила от первого брака, тоже Марии. Первые считались прозападной партией, вторые патриотической, хотя матерью Марии Комниной была германская графиня Берта Зульцбахская, а мужем — внук маркграфа Австрии Леопольда III Ренье Монферратский. После неудачной попытки европейских наёмников Марии Антиохийской выбить сторонников Марии Комниной из Софийского собора, те перешли в наступление, вырезали пизанцев с генуэзцами едва ли не подчистую и продали в рабство мусульманам 4 тысячи уцелевших. Затем в город вошла армия, воспетого Шевкуновым императорского дяди, православного патриота Андроника. Алексея II с его матерью Андроник удавил, её любовника, тоже своего племянника и тоже Алексея, ослепил и кастрировал (тот вскоре умер), племянницу Марию с мужем Ренье отравил, корону забрал себе, но наслаждался ею недолго. В 1185 году после двух лет царствования добрые константинопольцы его свергли, облили дерьмом, отрубили руку, выбили зубы, вырвали бороду и выкололи глаз, а просвещённые европейцы дорезали.

Новый император Исаак II из старинного рода Ангелов восстановил все привилегии венецианцев, генуэзцев и пизанцев, но это ему не помогло. Сотрясаемая мятежами страна пошла вразнос и от неё отделились Болгария и Сербия, а Исаака сверг и ослепил старший брат, провозглашённый императором Алексеем III. Тем временем крестоносная братия собралась в очередной поход против мусульман. Поскольку денег для уплаты Венеции за перевозку в Палестину не хватало, благочестивым католикам предложили разгромить единоверцев из Зары (ныне хорватский Задар) торговцы которого имели наглость соперничать с венецианскими. Зару захватили и разграбили 24 ноября 1202 года. Папа Римский Иннокентий III сгоряча отлучил воинство от церкви, но потом сменил гнев на милость. Надо же кому-то Иерусалим у мусульман отбивать да еретиков-альбигойцев во Франции рубать!

Тем временем, в Зару прибыл сын Исаака очередной Алексей и предложил крестоносцам восстановить на престоле славный род Ангелов. Взамен братве обещалось 200 000 марок золотом, 10 тысяч воинов для участия в походе и снабжение флота всем необходимым в течение года. Воины Христовы пришли в восторг и 18 июля 1203 года Константинополь пал. Бездарный Алексей III, несмотря на численное превосходство гарнизона, трусливо сбежал из города. Сопротивление оказали в основном английские, датские и пизанские наёмники, но после исчезновения императора, они стали грабить город вместе с крестоносцами.

Вернувшийся на престол слепой Исаак II и его отпрыск-соправитель, коронованный, как Алексей IV смогли собрать половину суммы, чем изрядно взбесили подданных. Воспользовавшись всеобщим озверением, отца с сыном сверг их собственный протовестиарий (смотритель за дворцовым гардеробом), провозгласивший себя императором Алексеем V. Узнав, что денег больше не будет, крестоносцы с венецианцами 13 апреля 1204 года вторично взяли город, разграбили его дочиста и, забив на Иерусалим, провозгласили захваченные земли Латинской империей. Его первым правителем стал граф Фландрии Балдуин, а дож Венеции Энрико Дандоло присоединил к родной республике острова Крит и Эвбею, Эгейский архипелаг и ещё города Корон (ныне Корони) и Модон (Метони) на Пелопонесском полуострове. Иннокентий III поначалу картинно возмутился, но предвидя долю немалую и перспективы подчинения православной Церкви, благословил.

Без сомнения, крестоносцы, венецианцы и примкнувший к ним Папа тут выглядят сборищем разбойников, каковыми они и были. Только византийцы ничем не лучше и точно так же регулярно вторгались к соседям. Они не только не являются жертвами коварного нападения, но сами привели врагов в родной город, предварительно обессилив его кровавыми междоусобицами.