Германские самоходки были вооружены двумя орудиями — 540 и 600-мм. Танк Т- III весил 38 тонн

Анфилов Виктор Александрович:

Самоходную артиллерийскую установку «Тор» сконструировала и построила фирма «Рейнметалл». Она весила 125 т и была вооружена двумя орудиями разного калибра. Одно 540-мм орудие стреляло фугасными снарядами весом 1250 кг на расстояние 12 км, второе, 600-мм орудие, стреляло бетонобойными снарядами весом 2,2 т на расстояние в 4,5 км. Несколько таких установок было применено гитлеровцами для штурма Брестской крепости в первые дни войны…

Из войск [к началу вторжения в СССР — «Истляп»] почти полностью изъяты танки типа Т-I, Т-II, а также все 35-тонные танки (минимальный вес танка Т-III стал равняться 38 тоннам). На танках типа Т-III вместо 37-мм пушки были установлены пушки калибра 50 мм…

Чешские заводы Шкода, ЧКД трудились на Вермахт, поставляли ему танки «Тигр», которые давили наших курсантов под Москвой.

«Провал блицкрига», 1974 г.

Подобно главному научному сотруднику Института мировой экономики и международных отношений Даниилу Проэктору, а также другим официозным обществоведам СССР, Анфилов использовал иностранные источники, не понимая, что в них написано.

В 1940–1941 гг. компания Rheinmetall-Borsig AG действительно передала армии 6 самодвижущихся мортир на гусеничном ходу весом 126 тонн каждая, но с одним орудием 600-мм калибра. В документах они именовались «Изделиями 40», а неофициально мортирами «Карл». Кроме того, каждая имела собственное имя. Первые две «Адам» и «Ева», но затем их решили переименовать в честь из германских богов «Бальдур» и «Вотан». Их же имена получили остальные орудия «Локи», «Один», «Тор» и «Циу». Снаряды использовались трёх типов: тяжёлый бетонобойный (2180 кг), лёгкий бетонобойный (1700 кг) и фугасный (1250 кг). Бетонобойные снаряды летели на 4,5 км, фугасный на 6,7 км. «Один» и «Тор» выпустили 31 снаряд по Брестской крепости, а «Вотан» 4 снаряда по Перемышльскому укреплённому району. Стрельба оказалась не слишком точной, ни в одно из бетонных укреплений немцы не попали. Их пришлось уничтожать с помощью орудий меньших калибров и пикирующих бомбардировщиков.

Несколько успешнее проявили себя «Один» и «Тор» в июне 1942-го под Севастополем, где их главной целью стала 4-х орудийная 305-мм береговая батарея №30. Выпустив 198 снарядов, немцы повредили казематы и вывели из строя одно орудие. В том же году была собрана седьмая мортира, «Фенрир», получившая удлинённый 540-мм ствол и бетонобойный снаряд весом 1580 кг, летящий на 10,4 км. Такими же стволами оснастили и часть других установок. Анфилов же, не разобравшись в немецком тексте, решил, что речь идёт о двухорудийных монстрах.

Точно так же запутался он и в бронетехнике. Никаких 35-тонных и 38-тонных танков к началу Великой Отечественной войны у немцев не было. Просто переводчики-халтурщики обозвали так, произведённые на чешских заводах лёгкие машины чешской же разработки LT vz.35 и LT vz.38. Весили они 10,5 и 9,8 тонны, имели 37-мм пушки, а у немцев носили название 35(t) и 38(t), где «t» первая буква слова «tschechisch», то есть «чешский». Анфилов творчески переработал ляп коллег: 35-тонный танк оставил как есть, а 38-тонным объявил германский Т-III (реально модификация с 37-мм орудием весила 19,8, а с 50-мм — 20,3 тонны). Да ещё объявил об изъятии из армии вторжения почти всех лёгких танков и наличии в ней тяжёлых «Тигров».

Задача очевидна: максимально преувеличить мощь вермахта, чтобы оправдать поражения Красной армии в июне-октябре 1941 года. Мощность советских войск, напротив, преуменьшается. В книге «Незабываемый 41-й» Анфилов в соответствии с официозными установками сообщает, что кроме 1475 новейших КВ и Т-34 приграничные округа имели много танков (число в 11,2 тысячи скромно замалчивается) «устаревших конструкций и с весьма ограниченным моторесурсом. По тактико-техническим данным они значительно уступали немецким боевым машинам, а потому принимать их в расчёт не приходится». То есть наши БТ-7М (14,6 тонны, броня 15–20 мм, 45-мм пушка) и Т-28Э (32 тонны, броня 40–60 мм, 76-мм пушка) старьё, а германские Т-I (5,4 тонны, броня 8–13 мм, вооружён только пулемётами) и Т-II (8,9 тонн, броня 14–16 мм, 20-мм пушка) последнее слово техники. Вопреки вранью Анфилова, немецкие дивизии, сосредоточенные на границе к 22 июня 1941 года, имели порядка 1 тысячи Т-I и Т-II. Чешских машин в германских, румынских и словацких частях имелось 993, из них 316 «изъятых» 35(t) (160 в 6-й танковой дивизии вермахта, 126 в 1-й румынской танковой дивизии и 30 в словацкой подвижной бригаде). Артиллерия подольских курсантов под Ильинским 16 октября 1941 года расстреляла колонну 19-й танковой дивизии, в которой, как и в 7-й, 8-й, 12-й и 20-й, преобладали 38(t). Никаких «Тигров» там, само собой, не было. Эти тяжёлые танки впервые пошли в бой под Ленинградом 22 сентября 1942 года и застряли в болоте. Выпускали их не на чешских заводах, а на германских. Чехи некоторое время поставляли часть ванн корпусов танка, а затем переключились на производство крайне необходимых гитлеровским хозяевам противотанковых самоходок.

Конструкторы германских самоходных мортир «Карл» заменили на части установок 600-мм ствол на более длинный, 540-мм, а не установили оба сразу.