Гарнизон крепости Осовец из 56 человек погнал 8 тысяч немцев с дубинками в противогазах

Нестеренко Василий Игоревич:

У меня есть работа с названием «Мы — русские, с нами Бог!», посвящена обороне крепости Осовец в Первую мировую войну, 1915 год. После газовой атаки в живых осталось в крепости пятьдесят шесть человек. И немцы пошли с дубинками с тупыми гвоздями на зачистку, на добивание отравленных русских воинов. Восемь тысяч немцев, дивизия ландвера маршировала в противогазах, в отменной форме, с отличным оружием… И на них, из этого чада, дыма, выплёвывая собственные лёгкие, выскочила горстка русских. Без противогазов, без ничего. И немцы в ужасе бежали, побросав свои большие «Берты», свои огромные осадные орудия.

Оборона Осовца одна из славнейших страниц истории российской Германские войска безуспешно штурмовали крепость трижды: 21–29 сентября 1914 года, 3–16 февраля и 24 июля 1915 года. Лишь после прорыва противника в Польшу с юга гарнизон 9 августа взорвал укрепления и в полном порядке отступил. Успеху способствовали удачное расположение укреплений, которые было трудно обойти по болотистым берегам реки Бобр и грамотное командование генерал-лейтенанта Карла Шульмана при первом штурме и генерал-майора Николая Бржозовского в дальнейшем.

Самым известным стал третий штурм, когда немцы сделали ставку на газы. Немцы сосредоточили против крепости усиленную 11-ю ландверную (сформированную из резервистов) дивизию из 16 батальонов. Им противостояло 9 батальонов гарнизона. Пущенное по ветру облако хлора накрыло участок обороны между деревнями Бялогранды и Сосня, где оборонялись 4 русские роты Землянского полка и 5 рот ополчения (батальон состоял из 4 рот). Двигаясь за газовым облаком, немцы захватили две линии траншей и Сосню, но скучились на узком фронте и частично отравились сами.

Генерал Бржозовский быстро сориентировался и обрушил на район прорыва огонь всех имевшихся под рукой орудий. Затем он бросил в контратаку на 7 прорвавшихся батальонов врага 3 резервных роты. (Ещё 4 германских батальона штурмовали Бялогранды, но неудачно). К тому времени хлор большей частью рассеялся и хотя продолжал травить как немцев, так и русских (противогазов не имели ни те, ни другие, изобретатель противогаза, выдающийся русский химик Николай Зелинский, лишь 23 августа 1915 года отправил Николаю II письмо с призывом к их производству), некоторое время выдержать в нём удавалось. Враги запаниковали и обратились в бегство, оставив все ранее захваченные позиции. Обе 420-мм мортиры «Большая Берта» они не бросали. Те были повреждены метким огнём русских артиллеристов при втором штурме и увезены на ремонт задолго до газовой атаки. Около 1,4 тысяч русских солдат получили отравления в том числе до 600 смертельные, но основная часть гарнизона, вопреки лжи Нестеренко, уцелела.

Участник обороны крепости генерал-лейтенант инженерных войск Сергей Хмельков, который сам изрядно надышался хлором и получил две контузии, вспоминал: «13 и 8-я роты, потеряв до 50% отравленными, развернулись по обе стороны железной дороги и начали наступление; 13-я рота, встретив части 18-го ландверного полка, с криком «ура» бросилась в штыки. Эта атака «мертвецов», как передаёт очевидец боя, настолько поразила немцев, что они не приняли боя и бросились назад».


Схема третьего штурма из книги С.А. Хмелькова «Борьба за Осовец»

Из текста видно, что речь шла не о 9-й, 10-й и 11-й ротах Землянского полка, которые целиком погибли от газа, и не об остатках 12-й роты отбивавшихся у Сосни, не о 1-й роте, удержавшей Бялогранды, а о резервных ротах направленных комендантом. Они действительно прошли через частично рассеявшееся газовое облако, но большей частью выжили. «Мертвецами» Хмельков назвал их фигурально, поскольку сам после отравления прожил ещё 30 лет.

Однако затем за дело взялись бульварные журналисты и профессиональные патриоты, которые сочли, что товарищ генерал-лейтенант недостаточно поэтичен. И в газете «Совершенно секретно» (№ 8, 2009 год) Хмелькова поправили: «Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплёвывая куски лёгких на окровавленные гимнастёрки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек». Именно этот абзац и повторяют с вариациями персонажи типа Нестеренко.